Внимание!!! Гость. Большинство разделов форума предназначены для зарегистрированных участников, поэтому ув. Гость, лучше бы тебе зарегистрироваться :). Тем более, что регистрация займет у тебя не более 1 минуты, зато существенно расширит твои права и возможности на этом форуме

(i)

Новостей.COM - ежедневные новости различной тематики
Правила форума Рекомендации:


  Ответить Новая тема Создать опрос

> Александр Полюх "Иту-Шаа"
историк   (i)
Дата 25.09.2005 - 09:45
****
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Старейшина
Репутация: 2 голосов

Пригласил(а): 3
Kполезности = 0.05
Флудометр: 0.42% флуда
По примеру коллег, публикующих отрывки из литературных произведений, решил тоже поместить отрывок из повести Полюха - "Иту-Шаа".
Зараннее прошу извинить меня за возможные описки - текст набирался вручную:

/// Александр Полюх


ИТУ – ШАА
(ПОВЕСТЬ)




Глава первая

Над небольшим клочком суши посреди безбрежного морского простора проплывали нескончаемой чередой угрюмые низконависшие тучи. Большую часть этого маленького острова покрывал невысокий негустой лес, в некоторых местах подходивший к самому берегу.
Три человека пробирались по редколесью в глубине острова. Двое мужчин и одна женщина.
Впереди шел высокий и широкоплечий мужчина лет тридцати пяти в потертых джинсах и старой брезентовой ветровке. У него были высокие скулы и немного раскосые глаза. Его звали Тимофеем.
Чуть позади Тимофея увесисто топал коренастый мужичара лет сорока с неприятным жестким лицом многопьющего человека. Одет он был в полевую униформу МВД России, с погонами старшего лейтенанта. Но на рукаве его камуфляжной куртки красовался шеврон МВД ДВР. Это был участковый шериф острова Хмурый, старший лейтенант министерства внутренних дел Дальневосточной Республики - Леонид Долинин.
Еще далее от двух первых путников шла красивая блондинка лет тридцати в новеньком походном туристском снаряжении, купленном где-нибудь в модном бутике на Тверской улице в Москве. Она с любопытством осматривалась по сторонам, движения ее были легки и грациозны, под стать ладному внешнему облику. Блондинку звали Машей.
Хотя на календаре был июль-месяц, и деревья были в сплошном зеленом уборе, оттенявшемся неброским северным разноцветьем, в воздухе чувствовалась ощутимая свежесть. Мрачное небо лишь подчеркивало какую-то тревожную хмурость обступившего путников редколесья, изредка скрывавшего в гуще деревьев и кустов клубившиеся клочья тумана.
Наконец путники вышли на небольшую поляну и остановились.
- В чем дело, Тимофей? – спросил участковый шериф недовольным тоном.
Тот внимательно и настороженно осмотрел окрестности, после чего повернул голову к Долинину.
- Кажется, здесь начинается Иту-Шаа, я чувствую это.
- Ну, слава тебе, господи, дошли, - саркастически скривился участковый шериф. – И что, теперь будем стоять на месте?
Тимофей немного поколебался и тихо сказал:
- Мне кажется, что вы все-таки взяли с собой оружие.
- Срать я хотел на твое кажется! Пошли дальше! - Не замедлил круто отреагировать мент, по прозвищу шериф, набычась и медленно багровея.
В этот момент в неприятный разговор вмешалась женщина.
- Спокойнее, ребята. Без ссор, пожалуйста.
И отдельно блюстителю порядка.
- Господин участковый инспектор, я бы попросила вас выражаться более сдержаннее.
Долинин оглянулся на спутницу и криво ухмыльнулся.
- Участковые инспектора остались все в Москве. У нас, в ДВР, участковые шерифы.
Затем он быстро выхватил пистолет из внутреннего кармана камуфляжной куртки и направил оружие на строптивого проводника.
- Веди дальше!
- Господин участковый шериф! - возмущенно воскликнула Маша: - Мы же договорились, что вы делаете?!
Тимофей развернулся лицом к взбеленившемуся менту и мрачно заявил:
- Теперь я точно не сойду с этого места.
- И долго ты так стоять удумал? - свистящим от злости голосом осведомился ставший темно-багровым Долинин.
- Пока вы не выбросите вашу опасную игрушку. Она ничем не сможет помочь нам в Иту-Шаа, а навредить...
- Ах ты, ублюдок пиздливый! - блюститель порядка коротко размахнулся и ударил своего оппонента рукояткой пистолета по лицу.
Не ожидавший удара Тимофей отлетел в кусты, служившие естественной границей поляны. Вслед за ним туда бросился участковый шериф, крича на ходу:
- Перехитрить меня удумал, падла косоглазая! А вот сейчас я сам проверю, что у тебя самого за пазухой имеется!
Но как только он скрылся в высоких кустах в поисках упавшего туда противника, там оглушительно громко грохнул одиночный пистолетный выстрел. Чуть погодя из кустов вывалился сам Долинин и грузно упал на краю поляны лицом вверх, широко раскинув руки по сторонам. Во лбу у него пульсировал маленький красный родничок, а на физиономии застыло ошеломленное выражение. Он был мертв.
Маша, застигнутая врасплох стремительной развязкой, немного придя в себя, боязливо склонилась над поверженным участковым шерифом и с ужасом посмотрела в лицо убитому.
- Господи, как же это вышло?
Голос женщины дрожал и срывался. Она совершенно не так представляла себе свое путешествие на остров Хмурый.
Из кустов, спотыкаясь, вышел Тимофей. Одной рукой он держался за физиономию, из-под его ладони сочилась струйка крови.
Маша спросила у него:
- Что же ты наделал, Тим?
Избитый, тяжело дыша, посмотрел на труп.
- Это не я, это духи Иту-Шаа. Он сам виноват.


На небольшой высоте над свинцово-серым морем летел вертолет с опознавательными знаками МВД ДВР. Прижиматься к покрытой белесой кипенью морских барашек водной глади вертолет заставляла сплошное низкая облачность. Из-за нее временами казалось, что лететь ему приходилось внутри какой-то фантастической узкой и длинной щели, чем-то смахивающей на виртуальную реальность.
Между тем, с борта винтокрылой машины было видно, что она подлетает к небольшому лесистому острову, отделенному от сероватой глади моря сине-зеленой полоской мелководья, отороченной у самого берега узенькой бахромой прибоя.
Вертолет пошел на снижение, и под ним все более отчетливо вырисовывалось некоторое подобие жилого поселка. Это было беспорядочное нагромождение бревенчатых домиков, каких-то несуразных хижин, а в некоторых местах больших армейских палаток. Все это усугублялось наличием крытых загородок и помещений для содержания домашней животины, а так же совершенно невозможных сарайчиков и амбарчиков, стоявших на одном честном слове. Опоясывало поселок очень неровное по ширине кольцо огородов, так что лес в некоторых местах почти вплотную подходил к жилым постройкам. Немного в стороне от этого странного поселения стояли два сборнощитовых домика, отделенные большим пустырем. Над одним из домиков висело выцветшее знамя ДВР (медведь, держащий в лапах большую рыбину), а над другим – белый флаг с красным крестом.
Вертолет приземлился на пустыре, рядом со сборнощитовыми домиками. Шум, издаваемый двигателями, стих. Винты еще по инерции вращались, а из брюха металлической стрекозы, один за другим, высыпали семеро парней в пятнистых куртках с шевронами МВД ДВР на рукавах. Они осанисто и уверенно поглядывали по сторонам, всем своим видом демонстрируя парафраз строчек известного русского поэта – «вот и барин приехал. Так кого там надо рассудить?»
Их встречало двое. Это была Маша в голубом джинсовом костюме, выгодно подчеркивавшем ее длинные ноги и красивую фигуру, а так же какой-то лысоватый брюнет лет сорока в грязном белом халате поверх мятого мужского костюма-двойки. Венчал наряд лысоватого галстук в больших жирных пятнах и резиновые сапоги с заправленными в голенища брюками. Вдобавок ко всему, у него была физиономия беспробудного пьяницы.
Старший среди милиционеров представился встречавшим:
- Лейтенант Гамлет Засеян - начальник следственной группы. Это мои подчиненные. Вы давали телефонограмму в Районное управление?
Мужчина с лицом конченного бухаря стал путано говорить, сжимая кисти заметно трясущихся рук.
- Да, я просил помощи. То есть, мы просили... У нас несчастье, погиб участковый шериф... А я участковый врач острова Хмурый – Борис Чивилидис...
- Э, не все сразу! – бесцеремонно перебил врача Засеян. – Давайте пройдем в помещение участка и там поговорим подробнее.
Лейтенант указал на сборнощитовой домик, увенчанный стягом ДВР. И добавил, заинтересованно, поглядывая на Машу:
- Там представитесь более подробно, да и познакомиться можно поближе.
Вновь прибывшие при последних словах начальства переглянулись и похабно заулыбались.

(Продолжение следует)////

Это сообщение отредактировал историк - 25.09.2005 - 21:43


--------------------
  PM e-mail  
Top  
RosT   (i)
Дата 25.09.2005 - 19:12
use SOAP
******
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Ангмарский Король
Раса: Нежить
Репутация: 79 голосов

(Знак Зодиака: Gemini)
Пригласил(а): 18
Приглашен(а): Allter-Ego
Kполезности = 3.01
Флудометр: 1.14% флуда Форумные должности: представитель Игровой гильдии форума
Исправь название, ты Полюх написал с двумя Л


--------------------
3souls.net/forum/RosT.gif

¬осподин админ, ¬де я мо¬у узнать, почему буква "¬" переворачивается?
  PM e-mail WWW ICQ  
Top  
Goblin   (i)
Дата 26.09.2005 - 13:12
******
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Владыка Гоблинов
Раса: Гоблины
Репутация: 62 голосов

(Знак Зодиака: Aquarius)
Пригласил(а): 3
Приглашен(а): Mitos
Kполезности = 2.50
Флудометр: 1.47% флуда Должность: ИконкоТворец
Тем кому нравится данный стиль, могу посоветовать Юлия Буркина. Далеко конечно, но понравится.


--------------------
11111111111111111111111
11111111118111111111111
11111111188811111111111
11111111888881111111111
11111118888888111111111
11111188888888811111111
11111111111111111111111
  PM WWW ICQ  
Top  
историк   (i)
Дата 29.09.2005 - 23:19
****
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Старейшина
Репутация: 2 голосов

Пригласил(а): 3
Kполезности = 0.05
Флудометр: 0.42% флуда
"Иту-Шаа" (продолжение)

Внутри запертого домика участкового шерифа было темно. Только отдельные узкие полоски света пробивались сквозь щели в наглухо закрытых ставнях на окнах. Снаружи доносились голоса прибывших на расследование милиционеров и участкового врача.
Начальственный баритон Засеяна:
- Ключей у вас, конечно, нет?
Голос Бориса Чивилидиса, участкового врача:
- Нет, к сожалению.
- Шеф, давайте взломаем входную дверь, - предложил кто-то из следственной бригады.
После коротенькой паузы лейтенант решился.
- Черт с ним, ломайте!
Двери в офис участкового шерифа с грохотом слетели с петель, открывая путь снопам солнечного света и тушам двух милиционеров, своей грудью проложивших дорогу законности и лучам солнца.
В дверном проеме появилась фигура Засеяна, разразившаяся директивными указаниями:
- Открыть ставни на окнах, осмотреть помещение, найти две изолированные комнаты для допросов. В одной буду работать я с девушкой, в другой – Богданович с господином участковым врачом.


Начальник следственной группы выбрал для себя комнату, служившую кабинетом погибшему участковому шерифу. Ставни были открыты, и неяркий дневной свет острова Хмурого приоткрывал завесу над тайнами быта усопшего стража законности. А быт последнего, представлялся с первого взгляда, весьма непрезентабельным, так как бардак в комнате и на рабочем столе был неописуемый.
Кроме лейтенанта и Маши, в комнате находился еще один милиционер.
- Васильев, приведи хотя бы в божеский вид письменный стол, - обратился к своему подчиненному начальник следственной группы.
Тот, недолго думая, сложил узлом скатерть на столе Долинина вместе с находившимися на ней пустыми бутылками, переполненной окурками пепельницей и тому подобными вещами, и вместе с ней вышел из комнаты.
- Прошу вас, барышня, - расшаркался перед красивой женщиной Засеян, указывая Маше на стул, стоявший у рабочего стола, и устраиваясь напротив. После того, как его подопечная заняла указанное ей место, лицо лейтенанта милиции претерпело мгновенную метаморфозу.
- Прошу вас назвать ваше имя, род занятий, цель пребывания на острове, - произнес начальник следственной группы строгим официальным тоном.
- Мария Николаевна Григорьева, - представилась допрашиваемая, - Младший преподаватель кафедры этнографии и малых народов Московского Общедоступного Университета.
- Это что, так сейчас МГУ называется? - недоверчиво поинтересовался Засеян.
- Ну, кроме МГУ сейчас в Москве много появилось университетов, - пояснила Маша и продолжила по существу заданных вопросов. - На остров Хмурый прибыла с частной этнографической экспедицией. Хочу написать книгу о верованиях и легендах когда-то жившего здесь племени.
В этот момент в комнату возвратился милиционер Васильев.
- Ты куда скатерть дел? - обратился к нему лейтенант, отвлекшийся от допроса.
- Как куда? - пожал плечами милиционер. - Выбросил.
- Значит, разбазариваем казенное имущество? - насупило брови начальство.
- Да эта скатерть вся каким-то дерьмом вымазана, - оправдывался Васильев. - Что я ее стирать должен?
- Вот потому все у нас через задницу и выходит, - осуждающе покачал головой Засеян и выразительно посмотрел на женщину. - Один казенным имуществом разбрасываются, а другие за тридевять земель разъезжают за баснями давно вымерших дикарей.


В другой комнате домика участкового шерифа, смахивающей на гос-тиную или столовую, вели казенные беседы участковый врач, сержант милиции Богданович и еще один блюститель порядка. В отличие от своего непосредственного начальника, сержант никак не реагировал на не меньший, чем в служебном кабинете Долинина беспорядок. Поэтому Чивилидис сидел на стуле за столом, на котором громоздились сдвинутые в кучу тарелки с засохшими объедками. Картину дополняли многочисленные пустые бутылки под столом и на столе, а так же единственный стакан с остатками пива и утопленницами-мухами.
Милиционеры, ведя допрос, как стервятники ходили кругами вокруг допрашиваемого.
- Приехали они три дня назад, - рассказывал участковый врач. - Через два дня пошли к этому самому святилищу.
Мерно кивавший в такт словам Бориса сержант вдруг остановился, вынул руки из карманов брюк и уточнил:
- Женщина и этот Тимофей?
- Да, да, - кивнул Чивилидис. - Дальше у них что-то там случилось. Прибежали они в поселок вдвоем, без Долинина.
- Скажите, а зачем с ними пошел участковый шериф? - подал голос второй милиционер.
- Вот именно, - поддержал его Богданович. - Охрана приезжих путешественников не входит в круг прямых его обязанностей.
- Ну, я не знаю, стоит ли говорить, - засмущался участковый врач.
- Вы обязаны рассказать все, что вам известно, - веско заявил сержант. - Произошло убийство, любая информация может оказаться ценной.
- Перед тем, как они пошли в глубь острова, - попрежнему смущаясь, стал рассказывать Чивилидис. - Мы немного выпили с Долининым.
«Скорее всего, немало», - одновременно подумали дознаватели, наблюдая трясущиеся руки островного эскулапа.
- А когда Леня захмелел, он сказал, что скоро у него будет много золота.
Милиционеры многозначительно переглянулись.
- Где же он собирался взять это золото? - поинтересовался Богданович, разглядывая стакан с мухами-утопленницами.
- Видите ли, - тихо сказал участковый врач, - Они собирались найти в лесу святилище Черного Камня. И якобы в нем должны находиться золотые самородки.



--------------------
  PM e-mail  
Top  
историк   (i)
Дата 1.10.2005 - 16:23
****
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Старейшина
Репутация: 2 голосов

Пригласил(а): 3
Kполезности = 0.05
Флудометр: 0.42% флуда
"Иту-Шаа" (продолжение):

В служебном кабинете участкового шерифа острова Хмурый про-должался допрос преподавательницы Московского Общедоступного Университета.
- У племени, до недавнего времени жившего но этом острове, была замечательная легенда, - увлеченно рассказывала Маша. - Когда-то, очень давно, их предки непрерывно враждовали друг с другом. Их верховное божество прогневалось на злых людей и бросило на остров Черный Камень. В том месте, где этот камень упал, возникло святилище, которое так и стало называться святилище Черного Камня. Местность вокруг святилища превратилась в Иту-Шаа - Заколдованный Круг, на наречии аборигенов острова. В Иту-Шаа нельзя было появляться с оружием в руках, злые духи немедленно наказывали отступника. С тех пор островитяне забыли про оружие и войны...
Засеян, на протяжении всего рассказа ученой-этнографа нетерпеливо постукивавший носком ботинка по ножке рабочего стола, невежливо перебил женщину:
- Поучительная история. Не считаете ли вы, что злые духи наказали и Долинина?
- Нет, конечно, - смутилась та. - Но Тимофей говорил.
- Ах, Тимофей! - вновь перебил ее желчно улыбавшийся дознаватель. - Не он ли вам рассказал эту в высшей степени поучительную легенду о Заколдованном Круге?
- Это не имеет отношения к гибели участкового шерифа, - сухо ответила женщина.
- Что же, вернемся к гибели Долинина, - кивнул лейтенант. - Вы принялись рассказывать мне легенду, чтобы объяснить события, которые произошли, когда вы углубились в лес. Я правильно говорю?
- Да, правильно.
- Я жду теперь рассказа о событиях, - Засеян откинулся на спинку стула и ожидающе замолчал.
- Видите ли, когда мы подошли к границе Иту-Шаа...
- Границе чего? - опять не удержался скептик с милицейскими погонами на плечах.
- Заколдованного Круга, - пояснила Маша и, нахмурившись, пояснила. - Так, во всяком случае, показалось Тимофею.
- Угу, - кивнул Засеян. - И что дальше?
- Ну, между Долининым и Тимофеем возникла ссора, - видно было, что рассказ девался столичной ученой очень непросто. - Участковый шериф начал угрожать Тиму пистолетом, потом ударил его рукояткой пистолета...
Женщина замолчала.
- Дальше, дальше, - поторопил допрашиваемую дознаватель, у которого прямо таки загорелись глаза.
- Тим отлетел в кусты и упал там, а Долинин бросился за ним, размахивая своим пистолетом. Потом выстрел, и из кустов вывалился участковый шериф и растянулся но земле, во лбу у него было дырка. Вслед за ним из кустов вышел Тимофей.
- И у него в руках был пистолет? - быстро спросил лейтенант.
- Нет, - Маша удивленно посмотрела на милиционера. - У него не было никакого пистолета.
- У Долинина был пистолет?
Женщина на секунду задумалось.
- Да. Когда он вывалился из кустов, у него в руке был зажат пистолет, и из него шел дымок.
- Хм, - Засеян пристально взглянул на допрашиваемую. - И выстрел был один?
- Да, именно так.
- Где сейчас находится ваш Тимофей? - неожиданно спросил дознаватель.
- В поселке, наверное, - пожала плечами женщина. - Его отец сильно заболел, он с утра находился в его хижине.
- Это хорошо, - улыбнулся Засеян и спросил с невинным видом. - Значит, во время убийства вас было только трое, и больше ни одного свидетеля?




--------------------
  PM e-mail  
Top  
историк   (i)
Дата 4.10.2005 - 12:00
****
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Старейшина
Репутация: 2 голосов

Пригласил(а): 3
Kполезности = 0.05
Флудометр: 0.42% флуда
"Иту-Шаа" (продолжение):


В трапезной погибшего участкового шерифа шел параллельный допрос островного эскулапа. Дознаватели продолжали кругами ходить вокруг своего подопечного.
- Причем здесь легенда об этом Заколдованном Круге и люди из островного поселка? - раздраженно спросил Богданович.
- Я уже вам говорил, - пожал плечами участковый врач, - Население поселка - члены секты, верующие, что Иту-Шаа действительно существует и поклоняющиеся ему.
- Ну, да, - весело сказал второй милиционер. - Так сказать, пацифисты в законе.
- Староста у них - бывший милиционер, - добавил Чивилидис, которому очень хотелось быть убедительным.
- Это еще ни о чем не говорит, - раздраженно махнул рукой Богданович. - Может быть, эти сектанты и убили участкового шерифа. Чтобы не допустить к святилищу Черного Камня.
- Что вы, - испуганно округлил глаза участковый врач. - У них даже оружия нет.
- В самом деле? - недоверчиво уточнил сержант.
- Отсутствие любого вида оружия - основополагающий постулат секты, - твердо заявил Чивилидис. - Во всяком случае, когда мне приходилось оказывать медицинскую помощь кому-либо из жителей поселка, я там даже кухонных ножей не видел.
- Чем же они хлеб режут? - вмешался напарник сержанта.
- Таким, знаете ли, приспособлением, типа лобзика для выпиливания.
- А что, - неожиданно согласился с допрашиваемым второй милицио-нер, - Может эти сектанты, действительно, «с приветом», но убийств здесь пока не было.
- Да вот и произошло, - раздраженно сказал Богданович. - Ладно, бог с ними, с сектантами. Что вы можете сказать по поводу женщины и ее напарника? Тоже идейные пацифисты?
Островной эскулап потупил взор.
- Насчет Маши ничего не могу сказать...
Затем Чивилидис посмотрел в глаза сержанту и спросил:
- Я могу рассчитывать, на то, что мои слова останутся между нами?
- Конечно, - подтвердил сразу настороживший уши сержант. - Тайна следствия.
- Когда мы выпивали с Богдановичем в ночь перед его походом в глубь острова вместе с нашей сладкой парочкой, он мне рассказал о Тимофее очень интересные вещи.


В соседней комнате домика участкового шерифа дознание лейтенанта Засеяна все более очевидно начинало пробуксовывать.
- Итак, вы настаиваете на том, что приехали за десять тысяч километров для сбора материалов для книги о легендах давно вымершего племени? - с сарказмом вопрошал лейтенант.
- Один человек из этого племени жив, - сдержанно заметила Маша. - Это отец Тимофея - Топи-сану.
- Может быть, - поморщился начальник следственной группы. - Наверное, он недавно вернулся сюда, так как в тридцатых годах все население Хмурого было эвакуировано на материк.
- Верно, - согласилась ученая-этнограф, - Он вернулся вместе с группой последователей культа Иту-Шаа.
- Вы об этой банде бездельников-сектантов? - насмешливо уточнил лейтенант. - Вот уж действительно, этот остров для всяких придурков будто медом намазан, слетаются, как мухи на дерь...
Тут Засеян понял, что несколько хватил лишку.
- Я не имел в виду вас, госпожа Григорьева.
В этот момент в комнату вошел Богданович и обратился к начальству.
- Гамлет, есть серьезный разговор. Пусть твоя подопечная пока погуляет поблизости, но не одна. Думаю, она нам скоро понадобится.
- Понял, - отозвался тезка принца Датского и кивнул своему напарнику по допросу. - Погуляй с госпожой Григорьевой у домика. Когда будет нужно, я вас позову.


Ученая-этнограф, эскортируемая Васильевым, вышла через выбитые двери домика участкового шерифа на пустырь. Там, около вертолета, находились участковый врач, второй допрашивавший островного эскулапа милиционер и пилот вертолета, улыбчатый симпатичный брюнет. Он положил глаз на Машу во время первой же встречи. В руках почтенное собрание держало пластиковые стаканчики, из которых поднимались едва заметные завитки водяного пара.
Увидев женщину, Чивилидис отвел глаза в сторону, у него были для этого основания.
Пилот, напротив, улыбнулся предмету своих симпатий и предложил, протягивая термос:
- Горячего кофе хотите?


Когда Засеян и Богданович остались наедине в кабинете участкового шерифа, лейтенант нетерпеливо спросил у своего подчиненного:
- Ну, что у тебя там?
- Сейчас мне рассказал местный участковый врач, при условии неразглашения источника информации, - не торопясь, со смаком начал рассказывать сержант. - Что, во-первых, напарник нашей красотки-москвички, имеет сообщников на Хмуром...
- Знаю, - перебил его лейтенант. - Папаша его в местной секте за авторитета канает.
- Во-вторых, - не смущаясь, продолжил Богданович. - Из последних одиннадцати лет жизни Тимофея Тони, десять его домом была тюрьма. Долинин давал запрос на материк.
Засеян даже присвистнул от удивления.
- Вот как! А наша красотка вроде бы утверждала, что он учился с ней в университете.
- Недоучился, посадили.
- Что за ним?
- Кажется, убийство в драке, - пожал плечами сержант. - И еще, Чиви-лидис утверждает, что Долинин собирался искать с приезжими на острове золото.
Начальник следственной группы расплылся в иронической улыбке.
- То-то я удивляюсь, что за рвение у алкаша участкового шерифа к этнографии. Его же сюда и сослали за пьянку и служебное несоответствие. Золото!
- У тебя что-нибудь есть? - спросил Богданович.
- Есть. Оказывается, во время похода Тимофей и Долинин подрались. В результате - пистолетный выстрел, и нет нашего золотоискателя.
- По-моему, место этого Тимофея в этой комнате, - заметал инициативный подчиненный. - Он у нас живо расколется.
- Точно, - согласился Гамлет Засеян. - Будь добр, займись его поисками. Надеюсь, в этом случае он не отделается червонцем на душу населения. Вышак по нем давно плачет!

(продолжение следует)




--------------------
  PM e-mail  
Top  
историк   (i)
Дата 6.10.2005 - 11:10
****
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Старейшина
Репутация: 2 голосов

Пригласил(а): 3
Kполезности = 0.05
Флудометр: 0.42% флуда
Из выбитых дверей домика участкового шерифа показался лейтенант Засеян и обратился к Маше, сидевшей на траве возле вертолета в компании мужчин.
- Госпожа Григорьева, продолжим нашу беседу, прошу вас.
Женщина поставила на землю пластиковый стаканчик с кофе, которым угостил ее пилот вертолета, и прошла в дом в сопровождении напарника лейтенанта по допросу.
Через минуту из здания вышла группа милиционеров под предводительством Богдановича, и направилось в сторону жилого поселка.
Чивилидис вышел за ними и нерешительно окликнул Богдановича: - Господин сержант, вас можно на пару конфиденциальных слов?
Дознаватель участкового врача остановился и молча посмотрел на своих коллег. Те прошли на пару десятков шагов вперед.
- Видите ли, у меня неотложные дела в медпункте, - стал объяснять Богдановичу Чивилидис, стеснявшийся сказать прямо, что у него за «неотложные дела». - Так может бить я, с вашего разрешения...
Он не договорил и просительно посмотрел на сержанта.
- Хорошо, - согласился милиционер, отметив мелко дрожащие руки Эскулапа. – Пока можете быть свободным.
Богданович хорошо понимал состояние своего информатора. Самому не раз приходилось испытывать нечто подобное. Особенно по утрам, после получения жалования.


Через несколько минут группа Богдановича уже шла по узеньким и кривым улочкам поселка сектантов. Блюстители порядка с презрительными улыбками рассматривали неказистые поселковые строения.
- Здесь обосновалась секта, - давал пояснения сержант.
- Пацифисты какие-то.
- Скорее всего - пофигисты, - сострил один из милиционеров. - Вон, в каком сраче живут.
- Слыхал я, что здесь обитают и деточки довольно крупных шишек со всего бывшего Союза, - заметил «кусок Шварценеггера».
- С жиру бесятся, падлюки, - не замедлил с ответом еще один член группы стражей закона.
- Чего-то никого вокруг не видно? - озадачился Богданович.
Действительно, из подслеповатых окон хижин и из-за невысоких заборов выглядывали какие-то испуганные физиономии, которые тут же исчезали.
Наконец, из-за поворота навстречу блюстителям порядка вышла небольшая группа мужчин во главе с неказистым мужичком довольно затрапезного вида. Справедливости ради, следовало заметить, что внешний вид его спутников так же был весьма непрезентабельным.
- Я духовный староста общины, меня зовут Виссарион, - обратился к милиционерам неказистый мужичок. - Могу ли я знать причину вашего визита?
Те несколько секунд рассматривали потертые джинсы, залатанные пиджаки и бороды духовного старосты со товарищи. После чего Богданович высокомерно осведомился:
- Как нам найти отца Тимофея Топи?
- Топи-сану болен, - торопливо ответил Виссарион, смирившийся с те, что его вопрос остался без ответа. - И он не имеет никакого отношения к Тимофею.
- Короче, Склифосовский, - насмешливо оборвал старосту сержант. - Ты лучше скажи, где живет этот Топи-сану.
Вскоре милиционеры стояли полукругом у входа в нужную им хижину. Немного в стороне находилась делегация жителей поселка во главе с духовным старостой.
- Эй, Топи-сану, или как тебя еще там! - громко сказал Богданович в сторону входа в хижину, занавешенного какой-то линялой дерюгой. - Выходи, разговор есть!
После чего он постучал кулаком по стене хижины. Хлипкое строение прямо-таки затряслось под мощной лапой служителя закона. Менты дружно хрюкнули от смеха.
- Сейчас выйду, - донеслось из-за дерюжной занавески. Через полминуты под ясны очи дознавателей из хижины вышел болезненного вида старик с еще большими, чем у Тимофея, азиатскими чертами. Он с трудом переставлял ноги. Это был отец спутника Маши.
- Где твой сын? - сразу взял быка за рога сержант.
- Я не знаю.
- Проверить хижину, - распорядился Богданович. Один из милиционеров заглянул в жилище старика и сообщил:
- Никого.
Богданович думал недолго.
- Наверное, он где-то недалеко.
- Ну что же, старикан, не хочешь по-хорошему, - обратился к Топи-сану «кусок Шварценеггера». - Не говори потом «ой»!
Сержант посмотрел на делегацию духовного старосты, затем на видневшиеся кое-где из-за заборов головы остальных любопытствующих жителей поселка, и объявил, указывая на отца Тимофея:
- Сейчас мы будем бить вашего земляка до тех пор, пока из него не полезет дерьмо изо всех дыр, или его непутевый сыночек не надумает сюда заявиться.
Он выждал секунду-другую, а затем с разворота резко ударил допрашиваемого кулаком в живот. Топи-сану звучно икнул и со стоном упал наземь.
- Прекратите! - попробовал возвысить голос духовный староста, заранее знавший, что это бесполезно. - То чем вы занимаетесь – противозаконно!
- Не смеши, - улыбнулся «кусок Шварценеггера» протестующему экс-милиционеру, а затем нарочито небрежно помог старику подняться. После чего, ребрами кистей обеих рук одновременно ударил под ребра своей жерт-вы. Несчастный старик застонал громче и упал на спину. Третий палач в униформе служителя закона подождал, пока истязаемый неловко повернулся на бок, пытаясь приподняться, и ударил его носком ботинка по копчику. Звук удара слился с жалобным криком Топи-сану.
В этот момент Тимофей вышел из-за угла соседней хижины и презрительно бросил в спину распоясавшимся дознавателям:
- Прекратите, тупые скоты!


В служебном кабинете участкового шерифа обстановка становилась все более и более наколенной. Засеян раздраженно выговаривал несговорчивой допрашиваемой:
- Ваше поведение можно понимать, как по меньшей мере, активный саботаж следствия. Учитывая ваш статус иностранки, я имею право способствовать немедленной высылке вас за пределы территории Дальневосточной республики. Думаю, что в ректорате вашего университета не обрадовались бы, получив из нашего Районного управления письмо с описанием ваших похождений на Хмуром.
Маша с каменным лицом слушала начальника следственной группы, и только ярко блестевшие глаза красавицы выдавали ее настоящие чувства.
Внезапно в комнату ввалился Богданович и отрапортовал:
- Гамлет, подозреваемый Тимофей Топи доставлен.
Лейтенант широко улыбнулся и радостно заявил:
- Наконец-то! Тащи его сюда!
После чего он с максимально возможной иронией обратился к своей строптивой подопечной:
- Что же, прошу вас вновь подождать но прежнем месте. Не исключено, что по итогам допроса вашего знакомого, вам придется пожалеть о теперешнем вашем поведении.
В кабинет пинком втолкнули Тимофея. Вслед за ним вошла четверка доблестных садистов-дознавателей.
Маша, выходя из помещения в компании с ассистентом лейтенанта, с тревогой посмотрела на бывшего однокашника по университету. Но его лицо было спокойно и бесстрастно.
Засеян, откинувшись на спинку стула и вытянув из-под рабочего стола ноги, молча рассматривал предполагаемого убийцу участкового шерифа. Сесть он ему не предлагал.
- Имя, место проживания, род занятий? - Прервал начальник следственной группы затянувшуюся паузу, видя, что арестованный никак не реагирует на его прокурорский взор.
Тимофей молчал.
- Ты что, оглох?! - повысил голос лейтенант.
Недоучившийся студент нехотя сказал:
- Убийство идиота Долинина хотите на меня свалить? Не выйдет, не пытайтесь даже.
Засеян не торопясь закурил и заявил угрожающе-ласковым тоном:
- Сынок, ты очень невежливо разговариваешь с милицией. Идет дознание, и ты по закону обязан отвечать на наши вопросы.
- Знаю я ваши законы!
- Мы в курсе насчет твоего опыта, - кивнул лейтенант своим подчиненным. - Но, ты, видимо, так ничему и не научился.
«Кусок Шварценеггера» ударом сзади под коленки свалил допрашиваемого на пол. Остальные блюстители закона бросились на упавшего и принялись его жестоко избивать.


Маша сидела на траве вместе с двумя милиционерами и пилотом вертолета недалеко от входа в домик участкового шерифа с пластиковым стаканчиком кофе в руке.
Мужчины наперебой оказывали знаки внимания красивой женщине.
Пилот протягивал термос.
- Еще кофе?
- Спасибо, нет.
Один из милиционеров сказал Маше, поедая ее плотоядным взором:
- Не понимаю, что вы нашли интересного в бреднях местных дикарей? Они же повымирали все, к ответу не призовешь.
- Такая женщина, и вдруг в такой дыре, - подхватил второй ценитель женской красоты в униформе.
- Ребята, ну как вы не хотите понять, - очаровательно улыбнулась в ответ красотка с университетским дипломом. - Цивилизованный человек зачастую просто не желает...
Со стороны домика участкового шерифа донесся шум драки. Это избивали Тимофея.
Женщина умолкла на полуслове и встревожено посмотрела на цивилизованных людей-милиционеров.
Один из них заметил с кривой ухмылкой:
- Допрос.
Маша с решительным видом отставила в сторону пластиковый стаканчик и попыталась подняться с земли.
- Сидеть! - одновременно рявкнули в два голоса милиционеры.
Ученая-этнограф с удивлением взглянула на них. От прежней галантности не осталось и следа. Блюстители порядка буравили ее подозрительны-ми взглядами и были готовы удержать свою подопечную силой.
Пилот вертолета виновато улыбнулся и сожалеюще пожал плечами.
Женщина медленно опустилась на прежнее место.
Дополнение @ 11:12
"Иту-Шаа" (окончание отрывка из повести)

Лежавшего на полу служебного кабинета участкового шерифа Тимофея подняли и посадили на стул.
- Продолжим, - как ни в чем не бывало предложил Засеян.
- Я не буду с вами разговаривать, - сплюнул на пол кровь допрашиваемый. - Не надейтесь.
- Придется!
Богданович обратился к лейтенанту, не сводя с Тимофея озабоченного взгляда:
- Начальник, по-моему, мы идем по неправильному пути.
Тот недоуменно покосился на шибко умного подчиненного.
- То есть?
- Для начала нам надо найти труп Долинина, осмотреть место происшествия, засвидетельствовать смерть участкового шерифа и прочее.
Засеян и Богданович обменялись многозначительными взглядами.
Начальник следственной группы, после недолгих раздумий, обратился к подозреваемому.
- Сейчас вы с Григорьевой отведете нас к месту, где был убит Долинин. Кстати, почему вы оставили труп на месте происшествия?
- Для более полной картины следствия, - скривил разбитые губы в презрительной усмешке экс-зэк.
- Умный ты, - нахмурился лейтенант. - Ну да ничего, у тебя есть шанс повысить свою эрудицию. И не вздумай нам морочить голову, когда пойдем к месту происшествия!
- Пусть Маша останется в поселке, - сказал Тимофей с неожиданной просительной интонацией в голосе. - Я сам вас отведу туда.
- Вот уж нет, - вновь расцвела на лейтенантской харе отвратительная ухмылка. - Знаешь, как в сказке про братца лиса и братца кролика. Поступим наоборот.
Тогда экс-зэк с ненавистью заявил:
- Духи Иту-Шаа жестоко вас покарают! Я вас как людей прошу - не берите с собой оружие!
Начальник следственной группы не торопясь выбрался из-за рабочего стола усопшего участкового шерифа и направился к подследственному с явными намерениями продолжить его избиение.
- Что, злые духи не любят ментов?
Но Тимофей опередил его. Он выхватил из-под себя стул и нанес им удар лейтенанту. Тот еле успел пригнуться, и стул разломался на его спине.
Милиционеры гурьбой, мешая друг другу, бросились но помощь своему начальству.
Оказавшийся ближе всех к Тимофею, «кусок Шварценеггера» получил по носу ножкой от разломавшегося на лейтенантской спине стула.
Богданович схватил недоучившегося студента за волосы, но тот изловчился и локтем ударил своего оппонента в район печени, вследствие чего сержант был вынужден оставить в покое схваченную шевелюру.
Пользуясь теснотой кабинета и замешательством не ожидавших такого яростного отпора дознавателей, Тимофею удалось продержаться в неравной схватке достаточно долго.


Маша, милиционеры и пилот вертолета сидели на траве перед домиком участкового шерифа на прежних местах, но уже не разговаривали. Физиономии блюстителей закона выражали тупое и злобное безразличие, а пилот сконфуженно посматривал на сердитое личико своей симпатии.
Из домика участкового шерифа вновь донеслись шум драки и ругательства милиционеров.
Присутствовавшие на пустыре перед домиком дружно повернули головы к источнику шума.
Пилот натужно спросил у женщины:
- Маша, хотите яблочного сока?


Тимофей стоял посреди кабинета участкового шерифа со скованными за спиной наручниками руками. Сзади его придерживали двое милиционеров. Лицо допрашиваемого покрылось новыми ссадинами.
Блюстители закона тяжело дышали и с ненавистью смотрели на свою строптивую жертву.
«Кусок Шварценеггера» зло сказал, держась за разбитый нос:
- Если бы тебе не нужно было еще пошевелить ногами, я бы тебе яйца вырвал.
- Ну что, поведешь к месту убийства Долинина по-хорошему, - добавил Засеян, потирая ушибленную стулом спину, - Или еще порцию «перевоспитания»?
- Я поведу вас на смерть! - бросил с ненавистью Тимофей своим мучителям.
- Слыхали? - обратился начальник следственной группы к своим подчиненным. - Так что ухо держать востро. У него, наверное, есть сообщники на острове.
Богданович подошел незаметно к строптивому подследственному и ловко заклеил тому рот клейкой лентой, после чего объяснил коллегам:
- Техника безопасности. Теперь он будет раскрывать свою поганую пасть когда надо и где надо.
- Молодец, - одобрил действия сержанта Засеян и добавил. - Выходим из участка. Саня и Васильев, лично отвечаете мне за подследственного!


Из выбитых дверей домика участкового шерифа вышли милиционеры во главе с лейтенантом Гамлетом Засеяном, тащившие за собой скованного Тимофея с заклеенным ртом и разукрашенным ссадинами и синяками лицом.
Это произвело на находящихся перед домом сильное впечатление.
- В чем дело, господин лейтенант?! - спросила Маша, зазвеневшим от негодования голосом.
- Оказывал активное сопротивление следственным мероприятиям, - объяснил свои неприглядные действия Засеян казенным слогом. - Госпожа Григорьева, от имени закона, требую, чтобы вы показали дорогу к месту гибели участкового шерифа острова Хмурый Алексея Долинина.
- Хорошо, - пожала плечами женщина. - Вы думаете вести с собой Тимофея в таком виде?
- Именно в таком, - отрезал начальник следственной группы и обратился к милиционерам, охранявшим Григорьеву. - Присоединяйтесь к нам. Быть на чеку, возможны провокации.
- А что мне делать? - подал голос пилот вертолета.
- Останешься здесь, - ответил лейтенант. - Если мы не вернемся в течение двенадцати часов, свяжешься с Районным управлением и доложишь обстановку.


По широкой лесной тропинке двигалась чудная походная колонна. Впереди со скованными руками и заклеенным ртом шел Тимофей. Двое милиционеров – «кусок Шварценеггера» и Васильев с пистолетами на изготовку, следовали сразу за предполагаемым убийцей Долинина. Замыкали колонну Маша и Засеян. Еще четверо милиционеров во главе с Богдановичем шагали в середине колонны.
Члены следственной группы заметно нервничали и постоянно вертели головами, осматривая местность.
Маша хмуро смотрела себе под ноги, кляня себя в душе за неспособность ничем помочь своему компаньону.
Казалось, это было все то же невзрачное редколесье с пышно разросшимся подлеском. Однако... То ли солнце окончательно спряталось за густыми серыми облаками, и света вокруг заметно поубавилось, то ли Тимофей физически ощутил приближение опасности, но он вдруг резко остановился. Безотчетный страх, все та же леденящая парализующая волна, как и в случае перед гибелью участкового шерифа.
- Это что за новости, - недовольно проворчал «кусок Шварценеггера» и ткнул дулом своего пистолета в спину конвоируемого. Но у того был заклеен рот, хотя слова наверняка уже не могли помочь обреченным на гибель милиционерам.
- Постой, - сказал Васильев и предостерегающе вскинул ладонь левой руки. - Лейтенант, там впереди кто-то прячется!
Колонна остановилась, и остальные блюстители порядка спешно извлекали личное оружие из предусмотрительно расстегнутых кобур.
Застигнутый врасплох Засеян лихорадочно прикидывал, что бы надо ему предпринять. Он не знал, что самое лучшее в положении его следственной группы - удирать назад без оглядки, послав к черту связанного Тимофея, красотку-ученую и труп участкового шерифа. События же лишь только ускоряли свой неумолимый бег.
Вскинувший левую руку Васильев поднял правой пистолет на уровень глаз, прицелился и закричал:
- Эй, за деревьями, выходи с поднятыми руками!
В ответ из-за стволов деревьев сверкнул огонек и послышался первый выстрел. Незадачливый крикун схватился за грудь и упал. Остальные милиционеры врассыпную бросились искать укрытие.
Тим, не раздумывая, бросился лицом вниз.
В какой-то момент Маша застыла как столб, рискуя получить пулю в лоб, но кто-то дернул ее за ногу, и она тоже оказалась на земле. Хотя ученая-этнограф могла поклясться, что ближайший милиционер был от нее на расстоянии не менее семи метров.
Между тем, разгорелась ожесточенная перестрелка. Незадачливые члены следственной группы гибли один за другим. Их противники мелькали за деревьями неясными тенями и было непонятно, какие они несли потери в свою очередь.
Засеян из положения лежа, с профессиональной ловкостью, выпустил целую обойму из своего пистолета по мелькавшим силуэтам и огонькам неприятельских выстрелов. Но один из них настиг бравого лейтенанта, он дернулся и упал физиономией в лесной муравейник, который использовался им в качестве бруствера.
Богданович, искусно маневрируя, попытался зайти противнику в тыл. Это ему удалось. Стоя за толстым деревом, он проверил свой пистолет, намериваясь внезапно выскочить из-за своего укрытия и открыть огонь по противнику с тыла. Он поднял взгляд от пистолета и увидел что-то прямо перед собой. Глаза сержанта испуганно расширились, а физиономию перекосила гримаса ужаса. Милиционер попытался воспользоваться своим оружием, но тут же получил три выстрела в грудь.
«Кусок Шварценеггера» притаился за высокими кустами и судорожно дергал заевший затвор пистолета. Отчаявшись, он отбросил в сторону ставшее бесполезным оружие и вынул из-за голенища своего высокого ботинка метательный нож. Находчивый милиционер взял нож лезвием в руку и на мгновение привстал из-за кустов, намериваясь метнуть его в противника, силуэт которого мелькнул совсем рядом. Но в тот же момент клинок брошенного кем-то ножа с сухим неприятным звуком воткнулся ему в горло.
Бой длился недолго и через пару минут выстрелы в лесу стихли.
Маша осторожно подняла голову и огляделась. Группы убитых милиционеров. Тимофей, который на коленях возле поверженного Засеяна безуспешно пытался вытащить скованными сзади руками из кармана лейтенанта ключи от своих наручников. И больше никого.
Увидев, что женщина смотрит на него, бывший однокашник жестами показал, что ему нужна ее помощь. Рот у него оставался заклеенным.
Маша, пошатываясь, подошла к Тимофею, и бестолково суетясь, забрала у начальника уничтоженной следственной группы ключи и открыла замок наручников.
Освобожденный арестант сорвал со рта клейкую ленту.
- Тупые скоты! Получили таки свое!
У ученой-этнографа подкосились ноги. Она села на траву и посмотрела на собрата по несчастью снизу вверх.
- Что это было?
- Их наказали духи Иту-Шаа.
Маше показалось, что привычные устои ее мироощущения летят к чертовой матери. Духи? Ей на глаза попался валявшийся на земле труп лейтенанта Засеяна. По лицу неудачливого начальника следственной группы ползали муравьи. Какие духи?!
Тим пожалел ошеломленную и напуганную красавицу, потерявшую в этой ситуации добрую половину привлекательности, и добавил, смягчив тон:
- Я провожу вас до поселка.
- Что ты собираешься делать дальше?
- В посёлке мне делать больше нечего. Приедут другие милиционеры, и я опять окажусь в тюрьме. Поэтому соберу в поселке необходимые вещи и уйду в лес.
Бывший зэк помолчал и с надеждой добавил:
- Попробую найти свой мир. Если это будет угодно Иту-Шаа.

(окончание отрывка из повести)


--------------------
  PM e-mail  
Top  
историк   (i)
Дата 1.12.2005 - 15:44
****
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Старейшина
Репутация: 2 голосов

Пригласил(а): 3
Kполезности = 0.05
Флудометр: 0.42% флуда
Для заинтересовашихся продолжением повести Александра Полюха "Иту-Шаа": http://3souls.net/forum/go.php?url=http://rucarta.ru/literature.asp?page=4&sp=7&idbook=21205


--------------------
  PM e-mail  
Top  

Похожие темы // Искать еще похожие темы
Рудазов Александр - Архимаг
Александр Полюх "Контрольный тест"
Александр Полюх "Голос Бога"
Александр Полюх "Все звезды"
Александр Полюх "2013 год. Воспоминания о будущем"
- Модуль "Похожие темы" работает в тестовом режиме. Коментарии относительно его работы принимаются в этой теме


Опции темы Ответить Новая тема Создать опрос