Внимание!!! Гость. Большинство разделов форума предназначены для зарегистрированных участников, поэтому ув. Гость, лучше бы тебе зарегистрироваться :). Тем более, что регистрация займет у тебя не более 1 минуты, зато существенно расширит твои права и возможности на этом форуме

(i)

Новостей.COM - ежедневные новости различной тематики
Правила форума Рекомендации:


  Ответить Новая тема Создать опрос

> Александр Полюх "Все звезды", отрывок из романа
историк   (i)
Дата 4.10.2005 - 13:19
****
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Старейшина
Репутация: 2 голосов

Пригласил(а): 3
Kполезности = 0.05
Флудометр: 0.42% флуда
"ВСЕ ЗВЕЗДЫ"




Постсовковому шоу-бизнесу
посвящается.



Глава первая: Алексей

1

На экране японского телевизора последней модели разворачивалось дей-ство аляповато-красочного музыкального видеоклипа. Под зажигательную по-псовую мелодию и томный немного в нос вокал, исполнитель сего эстрадного номера старательно отрабатывал свой хлеб лицедейством рыцаря без страха и упрека. Многочисленные противники и не менее малые числом женщины падали от одного взмаха его кулака или неотразимого взгляда больших голубых глаз.
- Забавно, - сказал Алексей. - Мне это напоминает Хулио Иглезиаса, "Мо-дерн Токинг" и "Веселых Ребят" вместе взятых.
- Ничего удивительного, - махнул рукой Большой Папа, - приучились сдирать наши отечественные "творцы" у западных коллег без зазрения совести, да и друг у друга не очень-то гнушаются.
Они сидели в кабинете Большого Папы, двое мужчин, связанных общим интересом, но внешне совершенно непохожих.
Алексей Полецов - известный тележурналист, взлетевший к вершинам популярности в разгар пресловутой перестройки, впоследствии владелец частной телекомпании, поставлявшей первому каналу национального телевидения несколько популярных развлекательных телепередач. Высокий сорокалетний красавец-краснобай, обожавший заводить бесчисленные знакомства с "нужными" людьми, и обремененный неуемным желанием выглядеть эрудитом, душкой, центром всеобщего внимания и т.п. К теперешнему своему положению пришел как-то неожиданно быстро и стремительно, вынырнув из серого водоворота предперестроечного телеэфира. Злые языки говаривали, что идеи своих телепередач он заимствует, не мудрствуя лукаво, у своих заокеанских коллег. Но много кто в СНГ имел возможность лицезреть лично это самое американское средство массовой телекоммуникации?
Большой Папа был не менее заметной фигурой в среде новоявленных начальников нового российского шоу-бизнеса, именуемых новомодным словцом – продюсеры. По внешним данным полная противоположность Полецова, толстяк-коротышка с какими-то пегими от ранней седины волосами и свекольно-красным лицом выпивохи и женолюба. За плечами у него был довольно большой срок в исправительно-трудовом учреждении и бурный старт на поприще эстрадно-концертной деятельности на излете перестройки. В разное время его так же именовали по-разному. До шестнадцати лет, то есть до начала занятий фарцовкой импортными грамзаписями и аппаратурой, его величали Виталиком. После совершения первых удачных операций с супермагнитофонами "Аkаi" и дисками "Pink Floyd" и "Воnу М", совпавших с совершеннолетием – Барыгой. В тюрьме, куда он попал не без помощи всесильного в те времена КГБ, он получил новое прозвище – Мутнорылый. Большим Папой его нарекли по результатам успешной деятельности на ниве современной отечественной массовой культуры.
На экране японского телевизора, между тем, благополучно финишировал видеоклип голубоглазого супермена с немного гнусавым голосом, и там возникла шикарная компьютерная заставка - Шоу "Все звезды".
- Ну, так о чем ты хотел со мной поговорить? - спросил Алексей хозяина кабинета.
Тот ткнул пальцем в переливающийся всеми цветами радуги телезаставку "Все звезды" и хмуро буркнул:
- Да все об этом.
- Интересная передачка, ее, кажется, делают какие-то новички, - снисходительно кивнул тележурналист. - На кой она тебе?
- На предмет, как бы ее половчее прихлопнуть!
Алексей и Большой Папа давно знали друг друга. Столп отечественной эстрады и шоу-бизнеса немало вложил в телекомпанию Пошлецова, а тот, отвечая ему взаимностью, проталкивая подопечных Большого Папы на высокие места в собственном музыкальном хит-параде.
- Ага, - озадаченно молвил владелец преуспевающей телевизионной компании. - Это можно сделать. Вот только - зачем?
На экране телевизора появилась пышногрудая блондинка в нарочито узком и коротком платьице, и лучезарно улыбаясь, объявила:
- Дорогие друзья! Мы ждем вас на нашем отборочном пункте каждый день кроме воскресения и понедельника. Программе "Все звезды" постоянно требуются новые таланты.
- Затем, если мы ее не прикроем, то ее хозяева всех нас сделают безработными! - мрачно заявил музыкальный продюсер. - Ты следишь за рейтингом телепередач?
- Время от времени, - со сдержанной иронией улыбнулся Полецов.
- У "Всех звезд" уже второе место, - зло объявил Ханин, - Сразу после твоего «Чудесного Предприятия»!
- Здоровая конкуренция - основа прогресса в любом виде деятельности, - заметил Алексей неуверенным тоном и сделал большой глоток из стакана, который он держал в руке. - Черт, еще позавчера они были на четвертом месте!
Большой Папа взял со своего рабочего стола бутылку итальянского вермута и жестом указал на опустевший стакан гостя. Тот рассеяно кивнул.
- В том-то и дело, что мы имеем дело с нечестной конкуренцией, - веско произнес хозяин кабинета, наполняя стакан внезапно загрустившего телевизионного босса. - Сейчас я тебе кое-что на этот счет расскажу. Но сначала обеспечим технику производственной безопасности.
Ханин, он же Большой Папа, поставил на место бутылку и достал из-под рабочего стола небольшой кожаный кейс. Полецов молча следил за непонятными действиями продюсера.
- Радикальное средство от чужого любопытства, - торжественно молвил Большой Папа, раскрыл кейс и что-то проделал с ним, закрываясь от собеседника раскрытой крышкой.
Экран японского телевизора внезапно погас, исчезли и разноцветные огоньки индикаторов приборов компьютера, факса и радиотелефона, находившихся в кабинете шоу-бизнесмена.
- Вот теперь можно будет поговорить откровенно и всласть, - с удовлетворением сказал Ханин, - Слушай и удивляйся!

Их беседа длилась около часа. И все это время в соседних офисах не работала разнообразная электронная аппаратура - начиная от обыкновенных телефонов и заканчивая мощными мультимедийными компьютерами. Больше всех страдали от непонятого явления офисные секюрити, у которых вырубился телевизор на вахте у входа, а так же ряд некоторых учреждений, имевших привычку контролировать работу подопечных бизнес-структур. Это было первым и далеко не последним побочным эффектом в необычной и странной игре, затеянной Виталием Ханиным, недаром нареченном когда-то в местах не столь отдаленных многообещающим прозвищем – Мутнорылый.

2

Алексей Полецов вышел из офиса Большого Папы в подавленном состоянии. То, что он здесь услышал, напоминало ему сюжет "горяченького" кинобоевика. Однако Мутнорылый был человеком сугубо приземленным, и научная фантастика не входила в круг его интересов.
Размещался офис Большого Папы в новом специально выстроенном здании из монолитного бетона и оксидированного алюминия, оснащенного боль-шими окнами из поляризованного стекла. Подобные здания на Западе строят для сдачи офисов в аренду, но это было закуплено несколькими фирмами на корню, как квартиры в многоэтажном доме.
Полецов подошел к своему автомобилю, припаркованному у края тротуара, рядом с гнездом "нового русского бизнеса", и еще раз озадаченно покачал головой, вспоминая подробности только что состоявшегося разговора. Затем он дистанционным ключом снял охранную сигнализацию и разблокировал центральный замок. Его "кадиллак-стс" выгодно отличался от нескольких "БМВ" и "Мерседесов", стоявших рядом, своей нерастиражированностью на московских улицах. Алексей сел в машину, завел двигатель и двинулся по направлению к Садовому Кольцу. Ему не терпелось кое-что проверить из рассказанного Большим Папой, увидев это, что называется, собственными глазами.
Лето в Москве доживало свои последние дни. Под деревьями по утрам появлялось все больше и больше опавшей за ночь листвы, но воздух был еще довольно теплым, хотя уже имел запах стоявшей у порога осени - сладковато-гнилостный запах падшей листвы.
Водитель "кадиллака-стс" нажал на нужную кнопку и над ним бесшумно открылся люк с автоматическим электроприводом. Впрочем, долго Алексею наслаждаться таким редким явлением для столичных автомагистралей, как чистый и теплый воздух, не пришлось. Так как через пару минут он уже находился в большой транспортной пробке в районе въезда на Садовое Кольцо. Там повис в воздухе такой смог от чада и гари многих сотен, работавших на холостом ходу двигателей, что пришлось срочно закупоривать салон и включать кондиционер на замкнутую циркуляцию.
Как всегда, недисциплинированные московские водители норовили выбраться из затора за счет своих товарищей по несчастью и предпринимали довольно рискованные маневры, что в свою очередь только увеличивало неразбериху и нервотрепку на дороге.
"Черт, но почему так всегда?!" - раздраженно думал Полецов, наблюдая
происходящее вокруг него, - Отдельно мы вроде бы люди неплохие. Но стоит нам собраться в толпу или автомобильную пробку, так это просто кодло мошенников и проходимцев!" Наверняка, подобные мысли одолевали многих товарищей по несчастью телевизионного магната, но лишь до того момента, как они выберутся из транспортной пробки. Как будто бы, в качестве иллюстрации, властителю дум российской телеаудитории пришлось увидеть через лобовое стекло своего лимузина забавную, но довольно типичную сценку из жизни столичных автомобилистов. Которая показывала, что, не смотря на все призывы к равенству и демократии, пути выхода из затруднительных ситуаций в нашем Отечестве не для всех одинаковы.
В метрах двадцати пяти от него, почти в начале затора, после неудачного маневра, зиловский автофургон с надписью “Ремонтная” боднул под зад новенький “БМВ" пятой модели. Удар был несильным, но правый задний фонарь западногерманской легковушки, жалобно звякнув, рассыпался. Обе машины замерли на месте. Дверь "БМВ" распахнулась и на асфальт ступила нога крепко сбитого молодого мужчины в красном клубном пиджаке. Он озабоченно осмотрел покалеченный зад своего автомобиля и решительно двинулся и кабине автофургона-обидчика. Его водитель неуверенно выбрался из-за руля на дорогу и предстал перед разгневанным взором владельца иномарки с видом побитой собаки. Мужчина в красном пиджаке что-то энергично произнес по адресу водителя зилка, невысокого худощавого мужичка в дешевеньком "под фирму" джинсовом костюме. В ответ мужичок пожал плечами и начал робко объяснять свои действия владельцу покалеченной иномарки. Тот слушал своего "обидчика" не более полминуты, а затем вынул из внутреннего кармана клубного пиджака зловеще блеснувший на солнце серебристый пистолет. Шофер автофургона испуганно отшатнулся. Краснопиджачник презрительно ухмыльнулся и двумя выстрелами продырявил передний левый скат зилка. После этого, он спрятал оружие, сел в свой автомобиль и решительно рванул вперед. Как-то так получилось, что дорога перед "БМВ" с разбитым правым фонарем очистилась сама собой, и он вскоре вырвался из затора.
Когда "Кадиллак" Алексея Полецова проезжал возле обездвиженного автофургона, там уже находился сурово-непреклонный инспектор ГИБДД и гневно отчитывал невезучего водителя, попавшего, как говорится, из огня да в полымя.

Автомобиль Полецова свернул с Садового Кольца, и стал пробираться узкими переулками центра Москвы. Хвост большой очереди, тянувшейся из-за ближайшего угла, указал телемагнату цель его поисков. Он свернул за этот угол, являвшем собой началом еще одного переулка. Очередь, состоявшая из молодых людей обоих полов от пятнадцати до тридцати лет, по мере продвижения "Кадиллака" вглубь переулка, становилась все более густой. Очередники, томимые ожиданием, стояли, сидели и даже лежали на асфальте тротуара. Кое-где пели под гитару, некоторые оживленно о чем-то спорили, а в воздухе, струившимся над очередью, отчетливо угадывался специфический запах доморощенного продукта из конопли, именуемым ныне горделивым новомодным импортным словом "марихуана".
Переулок же заканчивался тупиком, который образовывал трехэтажный кирпичный особняк серого света. Сам особняк опоясывала высокая металлическая ограда с неширокими раздвижными воротами, находившимися под охраной крепких молодых парней в одинаковых светло-серых костюмах. Именно в раздвижные ворота упиралась голова очереди. На крыше особняка трубки газосветных рекламных фонарей причудливо сплетались в название, так пылко желаемого молодыми людьми из очереди заведения - ФИРМА “ВСЕ ЗВЕЗДЫ”.
Полецову не удалось проехать до конца переулка. Как из-под земли возникший инспектор ГИБДД взмахом своего полосатого жезла преградил ему дорогу. Алексей послушно затормозил. Страж дорожной законности склонился к сидевшему за рулем водителю "Кадиллака" и задал строгим тоном стандартный в таких случаях вопрос:
- Нарушаем?
Затем, он, наконец, узнал популярного телевизионщика и, откашлявшись, смущенно добавил:
- Товарищ… э-э, господин Полецов?
- Совершенно верно, - одарила служивого профессиональной улыбкой звезда перестроечной тележурналистики, - Это я, собственной персоной.
- Так что не положено сюда заезжать, - сказал гибодэдэшник и виновато пожал плечами, - Придется вам уехать обратно.
- И давно так стало? - полюбопытствовал нарушитель, - Раньше, вроде бы, такого не было.
- После того, как эта фирма здесь разместилась, - махнул жезлом в сторону серого особняка офицер милиции.
- Не положено, значит, не положено, - легко согласился Полецов, - Тогда все, уезжаю.
Инспектор ГИБДД отдал честь, а “Кадиллак” задним ходом покатился к выезду из переулка. "Ничего себе!" - мысленно удивлялся Алексей, не забывая аккуратно управлять автомобилем, проезжая мимо непредсказуемых очередников, - "3ахапали отдельный особняк в центре Москвы, изменили правила дорожного движения рядом со своим офисом, плюс дорожного инспектора приставили! Не знаю, насколько верной окажется версия Ханина, но крыша у этих "Всех звезд" точно будь здоров!"


(продолжение следует)


Дополнение @ 21:52
"Все звезды" (продолжение):


3

Через полчаса после посещения фирмы "Все звезды", Полецов припарковал свой автомобиль у телекомплекса "Останкино" и вскоре уже был на шестом этаже «редакционного корпуса», где его телекомпания арендовала офисно-производственные помещения.
Большой Папа и многие другие знакомые удивлялись, почему он - Алексей Полецов не поменяет эти убогие останкинские комнаты, обставленные с разумной казенной скромностью, на что-то более соответствующее его теперешнему положению, или, в конце концов, просто на личную собственность? Как, Большой Папа, например. Но телемагнат отделывался какими-то маловразумительными отговорками. Он ведь не мог объяснить любопытствующим знакомым, что быть в этом здании уже на правах владельца собственной телекомпании ему невыразимо сладостно и приятно. Потому, как он начинал здесь младшим редактором студии молодежного вещания. И еще Алексей свято верил, что рано или поздно он будет хозяином всего "Останкино", а новоявленный телемагнат не любил бестолковые переезды с места на место.
Личный кабинет Полецова размещался в одной из стандартных останкинских комнат. Без внушающего трепет "предбанника" с длинноногой секретаршей и номенклатурных двухстворчатых дверей. Зато, чем отличались офисно-производственные помещения телекомпании бывшей звезды перестроечного телеэфира, так это количеством и качеством профессиональной электронной аппаратуры внутри них. Подобного нельзя было встретить во всем телекомплексе. Алексей открыл дверь своего рабочего помещения при помощи специальной магнитной карточки (еще одна впечатляющая примочка!) и прошел внутрь. Здесь он немедленно уселся за свой рабочий стол и включил персональный компьютер. Минут двадцать он работал с ним, внимательно всматриваясь в мелькавшие на экране монитора строчки и колонки цифр. Затем он переключил монитор в режим ожидания и взялся за трубку телефона.
- Это Таня? Привет, - сказал хозяин телекомпании в телефонную трубку, - Зайди ко мне и захвати свое досье.
Не прошло и двух минут, как перед боссом восседала вызванная им сотрудница, отвечавшая за сбор информации о конкурентах - Татьяна Савельева. Эта была блеклая некрасивая блондинка, перевалившая недавно за роковой для русской женщины тридцатилетний рубеж. Замужем не была, и вероятнее всего, уже и не будет.
- Фирма "Все звезды". Акционерное общество закрытого типа, состав учредителей не разглашается, - читала Савельева из большой папки, принесенной с собой, - Работать начали примерно семь месяцев назад.
- Э, ладно! - перебил подчиненную Алексей, - Все это есть в компьютерной базе данных. Ты лучше своими словами расскажи - как это мы такого конкурента нажили? В чем их изюминка?
- Вы знаете, Алексей Владимирович, эти "Все звезды" действительно нечто исключительное, - на секунду задумавшись, заговорила женщина, - Представьте себе, буквально из ничего появилась некая фирма, начинающая трубить во всех средствах массовой информации, что она срочно нуждается во множестве по настоящему талантливых исполнителей популярной музыки. Денег на рекламную компанию не жалели. Одновременно они открыли широко разрекламированный отборочный пункт в центре Москвы, куда и приглашали на просмотры всех желающих. При этом, уверяли, что якобы они обладают особой методой, позволяющей выявлять настоящие таланты.
- Алло, мы ищем таланты! - усмехнувшись, перебил докладчицу бывший сотрудник студии молодежного вещания, вспомнив безразмерную очередь в центре Москвы.
- Извините, что вы сказали? - не поняла Савельева.
- Да вспомнил старую передачу студии молодежного вещания, - махнул рукой Полецов, - Пожалуйста, продолжай дальше.
- Поначалу все имеющие какое-либо отношение к шоу-бизнесу восприняли все это или как хитрую аферу, или как сумасшедшее предприятие дураков-дилетантов. Тем более, они начали с показа по телевидению процесса обучения своих кандидатов, да еще на первом общенациональном канале. Телешоу назвали так же, как и саму фирму – «Все звезды». А остроумцы прозвали это телешоу поначалу – «Папа Карло и массовое деревообрабатывающее производство». По аналогии с известной сказкой о создании из полена деревянного мальчика Буратино.
Алексей с видимым удовольствием слушал свою сотрудницу. Постепенно, по ходу повествования, она сама увлеклась своим рассказом, и даже немного похорошела от этого.
- Но, вот - через полтора месяца, первая семерка исполнителей, по окончанию прохождения специальной программы, развивающей якобы их скрытые таланты, выдала на-гора свои первые номера. А фирма скомпоновала из них блок видеоклипов и продемонстрировала их в своем телешоу. Организаторы телешоу «Все звезды» утверждали, что вновь открытые дарования, кроме того, что великолепно пели, плясали и лицедействовали, еще и написали для себя музыку и слова песен. А некоторые - участвовали в создании сценариев видеоклипов и даже занялись режиссурой. Как говорится, глубокая и комплексная переработка сырья. Уже первый их блок имел оглушительный успех, что сразу сказалось и на рейтинге телешоу «Все звезды», а далее все пошло по нарастающей.
Савельева замолчала.
- Ну, а с нашей стороны, какие меры предпринимались? - поинтересовался Полецов, напоминая еще об одной стороне обязанностей его подчиненной, которая мало афишировалась.
- Пробовали мы и рецензии всякие, - состроила ироническую гримаску женщина, - И сплетни через верных журналистов, так сказать, порочащего характера. Все оказалось напрасно, слишком очевиден оказался успех у телеаудитории.
- Понятно, - кивнул Полецов, задумчиво побарабанил пальцами по поверхности рабочего стола и спросил, - А хвалебные передачи о них выходили?
- Кое-что есть, - Савельева полезла в свою папку, - Однако, в этом отношении они достаточно скромны, заказали не более пяти или шести опусов.
- А независимые материалы о них были? - уточнил Полецов.
На некрасивом личике подчиненной вновь появилась ироническая гримаска:
- Шеф, вы еще верите в такие вещи как независимые материалы на нашем телевидении? И это после стольких лет работы в Останкино?
- Ну ладно, ладно. Это я так, на всякий случай спросил, - немного натянуто улыбнулся Алексей и тут же строго распорядился, - Все видеоматериалы о "Всех звездах", которые у нас есть - заказные и ругательные, через десять минут должны быть у меня на столе.
- Будет исполнено, - отозвалась Савельева и направилась к выходу из кабинета. На пороге она оглянулась и спросила:
- Алексей Владимирович, наверное, что-то случилось?
Здесь настала очередь для начальственной иронии:
- Когда ты мне принесешь видеоматериалы, то, будь добра, посмотри на последний рейтинг телепередач. Там ты найдешь ответ на свой вопрос.

4

Полецов отсматривал у себя в кабинете на личном видеомониторе принесенные ему пленки. Он еще не знал точно, что ему было нужно, и старался, как можно шире забросить сети информационного поиска. Первая зацепка появилась, когда он наткнулся на запись сюжета для теленовостей о вновь созданной телекомпании "Все звезды".
На экране телемонитора проплывала уже знакомая ему очередь в маленьком московском переулке перед серым трехэтажным особняком. Только на крыше самого особняка еще отсутствовала газосветная рекламная вывеска "Все звезды". Ведущий телерепортажа с микрофоном в руке интервьюировал стоявших в очереди за славой и большими деньгами молодых людей. Кто они, откуда приехали, на что надеются. Внезапно Алексей насторожился и вернул запись обратно. Так и есть - на экране присутствовал собственной персоной друг студенческой юности Виктор Славин. Постаревший на двадцать лет, как в воду канувший после призыва в армию, и вот теперь прибывший в Москву попытать счастья в какой-то клоунской афере.
- Я-то приехал из-за Снежаны, - говорил в репортерский микрофон Виктор, обнимая за плечи стоявшую рядом невысокую стройную блондинку лет тридцати с задорным выражением на милом личике, - Это она у нас будущая звезда, а я так, хладный сердцем ремесленник.
- Наговаривает он на себя! - загорячилась блондинка, - Он очень талантливый!
- Откуда же вы приехали, талантливые люди? – улыбаясь, осведомился телерепортер.
- Из Благодатного, - поспешила ответить блондинка, - Есть такой шахтерский городок на юге России.
-Угу, - кивнул телевизионщик и с невинным видом поинтересовался, - А вам не кажется, мои дорогие, что возраст у вас на пределе? Не опоздали ли вы, на этот поезд?
- Ну что вы, конечно, нет, - улыбнулся телерепортеру Славин, - У себя в Благодатном мы уже достигли вершины успеха, надо нам теперь пробовать счастья здесь.
- Что это за вершина успеха в Благодатном? - немного удивленно поинтересовался телевизионщик.
- Местный кабак, - невозмутимо сообщил Славин, - Или, пардон, ресторан. Кстати, единственный в городе. Так что, мы стремимся к новым достижениям на ниве шоу-бизнеса.
- Ну, что же, желаю вам успеха, - поспешно проговорил телерепортер и переключился на следующего очередника.
Алексей поставил телемонитор на паузу и, улыбаясь, покачал головой. Витька Славин выступил в своем привычном амплуа, ничуть не изменившись за прошедшие долгие годы. Полецов интуитивно почувствовал, что напал на нужный ему след. Поэтому он выключил телемонитор, поднял телефонную трубку и набрал нужный телефонный номер.
- Алло, слушаю вас, - послышался голос Савельевой.
- Таня, узнай, пожалуйста, есть ли в рядах "Всех звезд" некий Виктор Славин, - попросил телемагнат, - И еще, проверь также наличие там же некой Снежаны, фамилию не знаю, может быть, тоже Славина. Надеюсь, в твоем досье все это есть.
- Всенепременно, шеф, - отозвалась ответственная за конкурентов, - одну секундочку.
В трубке послышался шелест страниц и, через короткий промежуток времени, голос Савельевой.
- Так, Виктор Славин отсутствует, а вот Снежана есть. Правда, не Славина, а Багрий. Кроме нее, других девушек в обойме "Всех звезд" с таким именем нет.
- Что она собой представляет?
- Восходящая звезда отечественного шоу-бизнеса, и, соответственно, кумир большой группы отечественных же недорослей - любителей поп-музыки.
- Я не об этом. Она невысокая симпатичная блондинка, где-то около тридцати с лишним лет от роду, приехала из города Благодатного. Я прав?
- Абсолютно верно, - подтвердила Савельева, - Шеф, неужели вы тоже стали фанатом "Всех звезд" и регулярно смотрите это телешоу?
- Пока еще нет, - холодно ответил Полецов, - Предпочитаю не отбивать хлеб у своих сотрудников.
Он положил трубку и вспомнил. Точнее, воспоминания сами поднялись из глубин его памяти. Неприятные воспоминания, тщетно стираемые из памяти телемагната и всплывающие из глубин подсознания в самые неподходящие моменты.

В строгом казенном кабинете с портретом Дзержинского над рабочим столом, за которым расположился мужчина лет тридцати в стандартном сером костюме, на стуле ерзал от страха и волнения Алексей Полецов. Будущий телемагнат находился прямо напротив мужчины в сером костюме, и был вызван в этот кабинет с малоприятной целью. Все это происходило двадцать лет назад.
- Конечно, Полецов, формально вам удалось пройти по этому делу свидетелем, - сказал мужчина в стандартном сером костюме ровным голосом с оттенком презрительного высокомерия, - Ханин осужден, Славин уже отчислен из университета, и ему одна дорога - в армию, где, я надеюсь, ему вправят мозги. Не скрою, мы могли бы добиться и вашего отчисления, но, принимая во внимание ваше искреннее желание сотрудничать с Комитетом, мы решили сделать для вас исключение.
Хозяин кабинета выдержал многозначительную паузу и добавил несколько смягчившимся тоном.
- И все же, я не понимаю. Как вы со Славиным, будущие советские журналисты, могли связаться с этим Барыгой-Xаниным? И потом, эта мерзость - "Владимир Ильич Ленин - суперзвезда". Да за такие вещи, не так давно, попросту к стенке ставили!

При воспоминаниях двадцатилетней давности, о неприятной беседе в казенном кабинете с портретом Дзержинского на стене, у Алексея Полецова, сидевшего теперь в персональном кабинете в Останкино, пробежал холодок по спине. Сколько лет прошло, а вот подишъ ты... Внушал комитет госбезопасности, внушал.
Шестнадцать лет назад Алексей Полецов учился на втором курсе факультета журналистики МГУ. К тому времени его абитуриентские восторги по поводу почти чудесного поступления на вожделенный журфак улетучились полностью. Да, у себя дома, в небольшом приазовском городе, он был чудо-мальчиком, интеллектуалом местного разлива и политически подкованным редактором школьной стенной газеты. Однако первые же месяцы учебы на журфаке его сильно разочаровали. Однокашники-москвичи относились к нему как к провинциальному выскочке, начитавшемуся общественно-политических изданий, типа "Новое время" или "3а Рубежом". Университетские преподаватели были вечно недовольны его нестандартными вопросами, отвечая на которые, нужно было нести или полнейшую ахинею в совково-благонадежном духе, или говорить правду, со всеми вытекающими из этого последствиями для собственной персоны. Позднее провинциальный вундеркинд понял корень своих бед и душевного дискомфорта в стенах "альма матер". Ему попросту не хватало житейского цинизма, этой неотъемлемой черты нормального столичного выпускника средней общеобразовательной школы. Поняв это, он замкнулся, отдалился от своих соучеников. А отрыв от родного коллектива, как учила родная же партия, никогда ничем хорошим не заканчивался.
Дело было в том, что Полецов, наряду со своими неоспоримыми достоинствами юного советского патриота, имел один существенный недостаток - он любил рок-музыку, по адресу которой прибавлялось еще одно нелицеприятное определение - западная рок-музыка. Конечно, это увлечение было у него не то, что тайным, но, во всяком случае, на показ не выставлялось. Впрочем, как учила все та же родная коммунистическая партия, стоило идеологическому противнику найти маленькую щель в моральных устоях строителя коммунизма, как он упорно норовил превратить ее в огромную брешь! На том же втором курсе, Алексей познакомился с Виктором Славиным, вновь испеченным первокурсником журфака и почти земляком - уроженцем шахтерского края юга России. Ведь двести километров по российским меркам - почти рядом. Славин, выходец из горняцкой семьи, еще острее чувствовал высокомерный столичный холодок, и был рад найти родственную земляческую душу. Он тоже любил "вражескую музыку", и даже играл в школьном вокально-инструментальном ансамбле.
Славин и Полецов вместе ходили по воскресениям на пятачок перед комплексом зданий Горного института на Ленинском проспекте, где в ту пору собирались так называемые "филофонисты", сиречь коллекционеры западных грампластинок. Бедные студенты не имели материальных возможностей быть обладателями этих чудо-грампластинок в великолепных красочных обложках-альбомах, но их неудержимо тянуло сюда, хотя бы посмотреть на чужой "праздник жизни". Здесь они познакомились с Виталием Ханиным, будущим Большим Папой. Неизвестно, чем они приглянулись матерому фарцовщику, но будущий столп отечественной "попсы" уже тогда отличился повышенным чутьем на нестандартных и одаренных молодых людей. Он начал приглашать их к себе домой, где они вместе прослушивали свеженькие грамзаписи из-за "бугра" и непринужденно общались под бутылочку-другую винца.
Идея рок-оперы "Владимир Ильич Ленин - суперстар" пришла в голову Полецову. Хотя, позже, в объяснительной записке, написанной им по настоянию сотрудников комитета госбезопасности, он отдавал сомнительные лавры первенства Славину. Конечно, никакой особенно злонамеренной антисоветчины они с земляком не планировали. Так, решили поприкалываться слегонца. Ленин - Христос, Троцкий - Иуда, Крупская - Мария Магдалена. Все изменило предложение Ханина запечатлеть на магнитофонную пленку сей самодеятельный "шедевр". Так появились, как любят выражаться в подобных случаях компетентные органы, вещественные доказательства состава преступления.
На допросах в КГБ Полецов "раскололся" полностью, плакал и униженно обещал больше так не делать. Славин же заупрямился, начал полностью отрицать все предъявленные ему обвинения. Чем во многом сорвал намечавшийся властями показательный судебный процесс над "идейными перерожденцами и моральными уродами". В результате чего, отделался всего лишь вылетом из университета и призывом в ряды доблестной Советской Армии. Больше о нем Алексей ничего не слышал.
Ханин тоже отверг все обвинения кэгэбэшников, и его привлекли к уголовной ответственности и осудили по статье спекуляции в особо крупном размере. Но довольно быстро продюсер магнитозаписи подпольной рок-оперы вновь оказался на свободе. Началась незабвенная Перестройка, и недавний зэк лихо вписался в тогдашнюю супердоходную концертную деятельность, собственно и положившую начало современному постсовковому шоу-бизнесу. Полецов, работавший информатором госбезопасности под кличкой "Музыкант", вновь пересекся с Ханиным, когда возглавлял авторскую молодежную передачу на тогдашнем Центральном телевидении, так же послужившей началом его телевизионной предпринимательской деятельности. К тому моменту Алексей женился, получил вожделенную московскую прописку и проработал пару лет на телевидении...
Полецов встряхнул головой, отгоняя назойливые воспоминания, и вновь схватился за телефонную трубку. Неприятные картины прошлого навели его на определенное решение о дальнейшем ходе его работы по выявлению всей под-ноготной таинственных конкурентов из «Всех звезд».
- Людочка, - обратился он к личному секретарю, - Закажи, пожалуйста, на завтра три авиабилета до Благодатного, на меня и на моих охранников, туда и обратно, желательно в течение одного дня.
Полецов хотел уже закончить разговор, но тут он кое-что вспомнил.
- Да, и еще. В этом Благодатном, наверное, может не оказаться собственного аэродрома. Слишком он мелковат, насколько мне известно. В таком случае, билеты закажешь до ближайшего к нему аэропорта.

(продолжение следует)




--------------------
  PM e-mail  
Top  
историк   (i)
Дата 6.10.2005 - 11:15
****
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Старейшина
Репутация: 2 голосов

Пригласил(а): 3
Kполезности = 0.05
Флудометр: 0.42% флуда
"Все звезды" (продолжение):

Глава вторая: Виктор

1

В славном городе Благодатное было восемь часов вечера. Это означало, что городские учреждения и магазины были уже закрыты, прохожих на улицах сильно поубавилось, а довольно жаркое еще августовское солнце почти спряталось за невысокими городскими строениями. Наступало время вечернего отдыха и развлечений. В этом маленьком провинциальном населенном пункте на юге России они сосредотачивались в двух местах: единственном ресторане под названием «Кристалл» и молодежной дискотеке, проводившейся в здании городского Дворца Культуры.
Ресторан и Дворец Культуры располагались в самом центре города и их разделяла большая площадь, посреди которой, в свою очередь, возвышалось здание бывшего Горкома КПСС, а ныне городской мэрии.
Дворец Культуры был помпезным сооружением с пузатыми псевдоантичными колоннами в одноименном компилятивном стиле, столь любимом сталинскими провинциальными градостроителями. Перед его входом толпилась стайка молодежи, возрастом своим не превышавшей двадцатилетнего рубежа. На серой облупленной стене городского очага культуры висело несколько рекламно-информационных плакатов. Два из них уведомляли о демонстрируемых в кино-зале Дворца Культуры импортных кинокартинах - "Эммануэль-16" и "Робокоп-7". Еще один плакат извещал о встрече с избирателями кандидатами в члены Государственной Думы Российской Федерации от Прогрессивно-Консервативной партии. Здесь же сообщалось, что пришедшие на встречу со славным претендентом в российские законодатели будут одарены на выбор - шоколадкой "Сникерс", пачкой американских сигарет турецкого производства или куском импортного туалетного мыла, тоже изготовленного потомками некогда непобедимой Оттоманской Порты. Самый заметный из рекламных щитов, презентовавший молодежную дискотеку, был снабжен свежей наклейкой в виде небольшого постера. В нем сообщалось о появлении на дискотеке большого видеопроекционного устройства, позволявшего демонстрировать прямо в танцзале свежие музыкальные видеоклипы, и особенно всенародно любимые музыкальные видеоклипы телешоу "Все звезды".
Здание ресторана "Кристалл" представляло собой типовое серийное сооружение в стиле, характерном для позднего брежневского периода, именуемого еще малоприятным прозвищем - "3астой". Это было круглое двухэтажное строение из бетона, стекла и металлоконструкций. На первом этаже находились вестибюль, гардероб, туалеты. На втором - ресторанный зал с небольшой эстрадой, буфет, кухня и т.п. Здесь работал Виктор Славин, давний знакомый телемагната Пошлецова и Большого Папы-Ханина. Зарабатывал себе на хлеб ежевечерним, за исключением одного выходного в неделю, пением и игрой на лидер-гитаре в ресторанном ансамбле.
В этот час возле сего заведения общественного питания было безлюдно, только поблескивали в лучах заходящего солнца с десяток припаркованных легковых автомобилей посетителей ресторана. А из его чертогов, как и из Дворца Культуры, рвалась наружу громкая музыка. Но, если в дискотеке властвовал техно-поп, то из кабака доносилась известная в определенных кругах песня - "По тундре".

2

- По тундре!
- По широкой тундре!
Пел в микрофон Виктор Славин, играя одновременно на электрогитаре и привычно разглядывая ресторанный зал. Это был высокий ладный мужчина с черными волосами и коротенькой бородой, в которых густо залегла обильная седина. Вблизи эстрады, где выступал ресторанный ансамбль, картино выплясывало несколько приблатненных типов, заказавших "По тундре". На вид им можно было дать не более сорока лет на брата, из которых немалую каждый из них наверняка провел в местах "не столь отдаленных". Приблатненные веселились сами по себе, не обращая внимания на окружающих. Основная же масса посетителей находилась за своими столиками. Как правило, по два-три человека за каждым. При этом прослеживалась прелюбопытнейшая градация. Компании, в подавляющем большинстве, были или чисто мужскими, или чисто женскими. Несколько позже подавляющая часть этих однополых коллективов объединится. В данный же момент, сообщества сильной половины человечества налегали на горячительное и съестное, а милые дамы, сидя за полупустыми столиками, потягивали легкое винцо, и отчаянно дымя сигаретами, опытным глазом вычисляли по возможности более богатых и щедрых кавалеров.
Ансамбль вышел на коду и стих.
Виктор отключил микрофон и недовольно сказал коллегам-оркест-
рантам:
- Что-то жмется народишко. Чует мое сердце, мизерный сармак сегодня у нас будет!
Музыкантов в ансамбле, кроме Виктора, было еще трое. Видавшие виды кабацкие лабухи, неоднократно лечившиеся от алкоголизма и венерических заболеваний. Ударник, бас-гитарист и клавишник.
Ударник пожал плечами и дал короткую дробь на рабочем барабане. Клавишник обеими руками, одной на синтезаторе, другой на электропиано, воспроизвел нечто похожее на незабвенного чижика-пыжика, и бесстрастно заметил:
- Еще не вечер.
В этот момент один из приблатненных типов, танцевавших под "По тундре", подошел к эстраде и поманил пальцем Виктора. Тот с готовностью нагнулся со своего возвышения к потенциальному заказчику и спросил:
- Тебе чего, братишка?
- Знаете такую песню "Магадан"? Ее такая белобрысая поет. Худая, но ничего такая.
Клиент находился в довольно приличном подпитии. "Магадан" был изрядным нафталином, как любят выражаться в российском шоу-бизнесе. Но нафталином заслуженным, поскольку в 93-м году был даже признан лучшей песней водителей личного автотранспорта в Российской Федерации. По-видимому, приблатненный, заказывавший эту песню, именно в этом году "присел" на нары, и теперь, по освобождению на волю, испытывал к ней своеобразные ностальгические чувства.
- Старая вещичка, - с сомнением покачал головой лукавый оркестрант, прощупывая реакцию заказчика, - Пойдет как специальный заказ.
- Братан, очень вас прошу, - заплетающимся языком проговорил приблатненный, - Я два дня назад как с "зоны откинулся"!
- Двести рублей, - незамедлительно откликнулся на зов души бывшего зэка Виктор.
- Идет, братан!
И приблатненный с готовностью полез в карман.
Когда лучшая песня-93 слушателей-водителей личного автотранспорта была в самом разгаре, в ресторанном зале произошло чрезвычайное событие. Там объявился Алексей Полецов собственной персоной. Его сопровождали двое крепких молодых людей с неброской внешностью. В руках у телезнаменитости находился небольшой кожаный кейс.
Первыми заметили известную на всю страну личность дамы. Точнее, обратили внимание, что в "Кристалл" заплыла, наконец-то, настоящая рыба. Костюм, ботинки, сорочка и галстук от очень дорогих производителей, но самое главное - понятная только кабацким шлюхам уверенная повадка денежного самца. И лишь потом в нем признали бесспорного духовного лидера отечественного телеэфира.
Виктор тоже узнал Полецова, как только тот появился в зале и даже пропустил два такта от неожиданности. Между тем, старый знакомый остановился около танцевального пяточка и в упор посмотрел на гитариста. Сопровождавшие его телохранители по профессиональной привычке шарили быстрыми взглядами по сторонам. Алексей что-то коротко спросил у метнувшегося к нему метрдотеля, и тот незамедлительно лично проводил неожиданных посетителей в дальний угол, где оставались незанятыми несколько столиков. Полецов сел за один из них, а его спутники устроились за другим, рядом со своим подопечным.
Ансамбль управился, наконец, с симпатией автомобилистов 1993-го года.
К эстраде подошел метрдотель и обратился и Славину заговорщицким тоном:
- Витек, тебя вон тот человек зовет, поговорить хочет.
И метр кивнул через плечо в сторону заезжей телезнаменитости.
- Ребята, я на минуточку, - сказал Виктор коллегам, освободился от гитары и направился в дальний угол зала. Спиной он чувствовал любопытствующие взгляды музыкантов, метрдотеля, да впрочем, и всех посетителей "Кристалла", кому к этому моменту водка не окончательно затуманила мозги.
Полецов встал навстречу Славину широко улыбаясь и с явным желанием обняться, но не найдя ответного порыва со стороны визави, ограничился нарочито бурными приветствиями:
- Рад тебя встретить, дружище! Ты куда, к чертовой матери, запропастился?!
- Привет, - подчеркнуто холодно ответил Виктор, индифферентно пожимая протянутую руку.
- Господи, как же мы долго с тобой не виделись?! - не сдавался неожиданный визитер.
- Видно, не было в том нужды, - парировал кабацкий лабух, продолжая всем своим видом демонстрировать прохладное отношение к состоявшейся встрече.
- Что мы стоим? Присаживайся, - предложил нисколько не смущенный подобным приемом товарищ студенческих времен, - Я украду у тебя пару минут. Не возражаешь?
- Хорошо бы, если ты сумел уложиться в этот срок, - тоже невозмутимо заметил Славин, - Знаешь, у меня работа стоит.
- Ты думаешь, у меня есть время без серьезных на то причин разъезжать по всяким медвежьим углам? - в голосе Полецова зазвучала, наконец, досада, хотя на лице сохранилась радушная улыбка, - Я к тебе по делу приехал.
- Это ты хорошо аттестовал Благодатное - медвежий угол, - сказал Виктор, скупо улыбнувшись, и присел за столик товарища студенческих времен, - Слушаю тебя внимательно.
- Не удивляйся, пожалуйста, - без обиняков объявил владелец преуспевающей телекомпании, - Но я хочу пригласить тебя на работу к себе.
Славин изумленно посмотрел на Полецова.
- Интересно будет знать - в качестве кого? Журналистом я так и не стал, да и гитарист из меня посредственный, скажем честно.
- В качестве частного детектива, - фотогенично улыбнулся Полецов, - Или нечто вроде этого.
- Шутим? - сухо спросил музыкант и посмотрел в сторону эстрады, где уже крутилась парочка потенциальных заказчиков, - Боюсь, мне уже пора идти работать.
- Вить, ну зачем ты так? - сокрушенно покачал головой Полецов, - Мы же с тобой двадцать долгих лет не виделись!
Виктор еще раз посмотрел в сторону эстрады. Там лабухи дружно махали руками своему заговорившемуся коллеге. Должно быть, светил очень сладенький заказ.
- Леша, не обижайся, пожалуйста, - поднялся из-за столика Славин и виновато пожал плечами, - Мне на самом деле надо идти работать. Видишь, мои товарищи ждут меня - не дождутся. Может быть, подождешь, пока мы не отыграем свое?
- Ну, да. Если вам башлять будут, то вы и до утра свое не отыграете, - недовольно проворчал столичный гость, потом бросил быстрый взгляд в сторону эстрады и злорадно ухмыльнулся, - Впрочем, эту проблему мы сейчас уладим!
Он положил на столик кожаный кейс, который до этого стоял у его ног, и раскрыл его. Славин увидел, что в кейсе лежало, занимая почти все его внутреннее пространство, какое-то непонятное устройство, сверкнувшее никелем и хромом в неярком кабацком освещении.
- Что это? – удивленно поинтересовался кабацкий лабух, заинтригованный действиями заезжей знаменитости.
- Специальное радиоэлектронное устройство, подавляющее работу любых аудио и видеоприборов, записывающих и усиливающих звук и изображение приборов в радиусе до двадцати пяти метров, - пояснил Полецов и щелкнул парой тумблеров на лицевой панели своего устройства, - В связи с большой конфиденциальностыо того, чем мне сейчас приходится заниматься, пришлось им оснаститься. Чтобы не ставить в известность о своих намерениях потенциальных противников. Однако, сдается мне, что и в нашем случае это поможет.
Владелец чудного прибора захлопнул крышку кейса, и Виктор вдруг почувствовал, что в зале ресторации что-то произошло. Через несколько мгновений он понял - вдруг перестала работать звукоусиливающая аппаратура ансамбля. Его озадаченные коллеги на эстраде растерянно засуетились возле непонятно почему онемевших "аппаратов".
- Фантастика прямо какая-то, - весело заявил Славин и возвратился на прежнее место, - Давай, побыстрее выкладывай, что у тебя там для меня припасено, а то моих ребят "кондратий" хватит!
- Мне поручение серьезное дело, - приступил, наконец, к объяснениям причин своего благодатненского вояжа Полецов, - Нужно будет провести журналистское расследование и вывести на чистую воду одну очень известную телекомпанию. Это очень необычное поручение и для его успешного выполнения требуется твоя помощь.
- Именно моя? - поразился провинциальный кабацкий лабух, - Хотелось бы узнать - почему?
- Полгода назад ты приезжал в Москву для прослушивания в телешоу "Все звезды". Так?
- Девять месяцев назад, - поправил товарища студенческих времен Славин.
- Совершенно верно, извини, - кивнул Полецов, - Если я не ошибаюсь, с тобой была некая Снежана Багрий. Она теперь в обойме "Всех звезд".
- Бывшая солистка в нашем ресторанном ансамбле, - уточнил Славин, - Теперь мне приходится за нее отдуваться.
- Вот как, - покачал головой столичный гость, - Не знал. Надеюсь, ты со своими коллегами не завидуете землячке?
- И, все-таки, почему я? - проигнорировал проблему зависти Славин, - Может быть, из-за того, что я когда-то спал с новоявленной суперзвездой? Так это в прошлом.
- Именно из-за ваших с ней интимных отношений, - подтвердил Полецов, - И тебе придется попытаться восстановить ваши прежние отношения.
- Да она меня уже давно забыла, наверное. Вон за все девять месяцев ни одной весточки о себе не прислала, - недовольно пробурчал экс-любовник теперешней знаменитости, - И, знаешь, у меня нет потребности, чтоб кто-нибудь указывал, с кем мне трахаться!
- Пятьсот долларов за попытку возобновить ваши прежние отношения, - объявил свои условия владелец преуспевающей телекомпании, - Или тысячу "бакс" за успешную попытку стать счастливым избранником поп-дивы. Плюс транспортные и гостиничные расходы.
- Ну, а дальше что?
- По мере развития событий будут другие задания. Гарантирую возрастающее вознаграждение.
- Хм, - задумался Славин, - Так эта телекомпания, против которой ты ведешь расследование - "Все звезды"?
- Да.
- Более подробно рассказать мне о сути расследования или характере нехороших поступков твоих конкурентов, надеюсь, можно?
- Нет.
- Что ты говоришь?! - насмешливо изумился Виктор, - То есть, ты предлагаешь мне игру в темную?
- Повторяю, по мере развития хода расследования, ты обязательно будешь посвящаться во все детали дела, - вновь пообещал столичный гость, - Сейчас, по ряду обстоятельств, это нецелесообразно. Тем более, ты даже еще не дал своего согласия.
- Шикарно, сначала дай свое согласие, потом тебе расскажут суть деда! - удивленно поцокал языком музыкант, - Давайка, поговорим об этом подробнее после работы, когда мы закончим играть.
- К сожалению, мне уже пора обратно, - Полецов бросил взгляд на свои шикарные швейцарские часы, - Пока доеду обратно до вашего областного центра, а последний самолет на Москву вылетает через два с половиной часа.
Он с улыбкой посмотрел на ресторанную эстраду. Там запаниковавшие музыканты сняли кожух с одного из усилителей и начали безуспешно в нем копаться, не забывая ожесточенно переругиваться между собой.
- Жду твоего ответа в течение трех дней, - Алексей протянул собеседнику свою визитную карточку, - Здесь все мои координаты.
Потом он раскрыл кейс и снова щелкнул тумблерами на своем чудо-устройстве. Тут же ресторанный зал наполнили чудовищные звуки внезапно заработавшей на полную мощность звукоусилительной аппаратуры ансамбля.
Полецов пожал на прощание руку несколько растерянному от неожиданного и весьма необычного предложения другу студенческой юности, взял кейс и сказал:
- Надеюсь, до свидания.
Славин молча смотрел вслед спускающимся по лестнице на первый этаж товарищу студенческих времен и его охранникам, не замечая недовольства партнеров по музыкальному бизнесу, уже успевших прийти в рабочее настроение после скоротечной и удивительной поломки аппаратуры.
- Витек! - не выдержав, гаркнул в микрофон на весь ресторанный зал бас-гитарист, - Проснись, солнышко!
Посетители ресторана дружно рассмеялись и с завистью посмотрели на бредущего к своему рабочему месту музыканта. К их удивлению, он почему-то выглядел очень озадаченным и даже несколько озабоченным и невеселым. Странный этот Славин, все-таки! Ведь это же надо - сам Полецов приезжал с ним о чем-то толковать, а он нос повесил, как будто ему "счетчик" на бабки "включили"!
Виктор поднял голову и осмотрелся. Десятки глаз смотрели на него с нескрываемой завистью. Разговоров теперь на весь год хватит!

(продолжение следует)
Дополнение @ 11:17
3

После окончания трудового вечера на ресторанной эстраде, Славин собрался, было, идти к себе домой. Он через служебный ход прошел на автомобильную стоянку перед зданием ресторана, собираясь попросить кого-нибудь подбросить его к дому, но остановился там в нерешительности. Было одиннадцать вечера, из "Кристалла" выползали последние посетители, а на автостоянке оставалась единственная машина - белая "лада-десятка" клавишника. В этот момент около этого автомобиля собралась практически вся музыкальная обслуга "Кристалла" - за исключением Виктора Славина.
- О, вот и он, - сказал клавишник, увидев Славина. - Ну, что, может быть, передумал?
- Витек, бросай «смуры», и поехали с нами! - позвал внезапно захандрившего коллегу бас-гитарист, - Что у тебя дети маленькие дома плачут?!
Коллеги Славина были приглашены на какую-то ночную попойку и в силу непобедимой кабацкой любви к "халяве" не могли себе в этом отказать. Только он твердо объявил, что пойдет к себе домой.
- Нет, ребята, не передумал, - решительно ответил Виктор и украдкой вздохнул. Его дом находился в прямо противоположном направлении от цели поездки напарников по ансамблю, а они уже опаздывали. И, значит, их было бесполезно просить подбросить его к дому.
Сидевший на заднем сидении «десятки» ударник, недолюбливавший гитариста из-за бывшей солистки ансамбля, а ныне столичной поп-звезды, в свое время отдавшей предпочтение Славину, не преминул громко съехидничать:
- Вы че, пацаны?! Он же теперь исключительно с большими людьми с телевидения бухает!
Автомобиль с коллегами Славина выехал на дорогу и вскоре исчез из виду. В небе сияла полная луна, и ярко мерцали мохнатые звезды. Неподалеку от ресторана, в белом сиянии прожекторной подсветки, гордо плыло в ночи здание городской мэрии, увенчанное трехцветным государственным стягом. На душе у Виктора было по-настоящему муторно. Внезапный визит Полецова вдребезги разбил его хрупкое душевное равновесие, державшееся в основном на тупом однообразии провинциального бытия и из вечера в вечер незамысловатом добывании хлеба насущного, перемежаемого спонтанными или заранее запланированными пьянками.
Неожиданно в голову Славина пришла парадоксальная мысль, что все его наезды в первопрестольную столицу ничем хорошим для него не заканчивались. Так было с его поступлением на журфак МГУ, так же вновь выходило с поездкой на прослушивание в телешоу "Все звезды". Что за конспирацию развел Полецов и почему у него подсознательное ощущение, что ничем хорошим его предполагаемое сотрудничество с товарищем студенческих времен не закончится? В конце концов, в том, что случилось с ним, Полецовым и Ханиным тогда, виноваты были только они сами! В его памяти отчетливо ожила забытая картинка шестнадцатилетней давности.

В большой так называемой "зажиточной" советской квартире середины восьмидесятых годов находились трое молодых людей. Югославская мебель, гэдээровские обои, на полу чистошерстяной ковер ручной работы поверх дубового паркета. Стены были щедро увешены большими и маленькими фирменными плакатами-постерами на музыкальную тематику. Вот Мик Джаггер что-то истошно орал в микрофон, рядом необычайно популярная в СССР во второй половине 70-х диско-группа "Воnу М" в каких-то маскарадных космических скафандрах приготовилась к полету на Венеру. Левее от "хулигана" Джаггера, была изображена спиной к потенциальным зрителям обнаженная красотка с парашютом за спиной - рекламный постер сольного альбома Роджера Уотерса, тогда еще бас-гитариста “Pink Floyd”. Но самым главным украшением этой комнаты была импортная радиоаппаратура, в избытке представленная ведущими мировыми производителями. Катушечный магнитофон "Аkai-260", кассетная магнитофонная дека "Аkai-6000", стоваттный усилитель звука “Techniks”, вертушка "Диал" фирмы "Grundig", большие звуковые колонки "Рiоnееr" и еще многое другое. У окна этой чудо-комнаты стоял небольшой стол, за которым и сидели наши три молодых человека. Это были Полецов, Славин и самый старший из них Xанин-Барыга. На столе перед юношами красовались три бутылки молдавского ароматизированного вина "Лидия", три хрустальных стакана, несколько шоколадных конфет "Мишка на севере" и пачка американских сигарет "Winston" - щедрый жест Барыги. Они курили, выпивали и увлеченно беседовали.
- Господи, да что у нас путное может появиться?! - презрительно сказал Ханин, - Помните, несколько лет назад на Новый год по телику показывали более-менее путевый мюзикл "Тридцать первое июня"? Так это было в первый и последний раз!
- Говорят, что-то кто-то из артистов, сыгравших в этом фильме, на Запад сбежал, - заметил Полецов, взял бутылку и принялся разливать по стаканам вино, - Ты знаешь, Виталик, мы тут с Витьком художественной самодеятельностью решили заняться.
- Вам видно мало прошлогодней истории, когда разогнали ваш факультетский ансамбль, - не покидал Барыгу критиканский настрой, - Тоже мне, "Лед Зеппелин" на стихи Есенина удумали играть!
- Да нет, Виталь, - вмешался Славин, - Это мы в приватном порядке. Сочинили рок-оперу "Владимир Ильич Ленин - суперстар". Текст - Алексея Полецова и Виктора Славина, заглавные партии - Виктора Славина, задний вокал - Славина и Полецова, а музыку позаимствовали у рок-оперы "Изус Крайст - суперстар".
- Чего, чего?! - изумился Ханин, - Ну вы, мужики, даете!
- Зимний взят, Зимний взят, красные заняли Петроград! - пропел на известный мотив вступления к знаменитой рок-опере Славин.
- Или, помнишь? - подергал за рукав хозяина комнаты будущий телемагнат, - Маст дай, маст дай, Изус, маст дай! Так у нас Ленин Троцкому поет - отдай, отдай партбилет!
Барыга слушал своих гостей, удивленно покачивая головой, а потом ухмылънулся и в свою очередь огорошил собутыльников неожиданным заявлени-ем:
- А я знаю, как записать на пленку ваш шедевр.
- В каком смысле? - недоуменно взглянул на него Славин, - У тебя что, есть звукозаписывающая студия? Оркестр ты тоже сможешь записать, которого, кстати, у нас нет?
- Эх ты, суперзвезда Октября! - будущий продюсер всероссийских хитов поднялся из-за стола и прошел к одному из своих "аппаратов", - Отстаешь от научно-технического прогресса. Вот эта штука называется эквалайзер. Используя его немалые возможности, я могу совершенно спокойно убрать при перезаписи оригинальные вокальные партии и оставить только оркестровый аккомпанемент.
- Ого! Это прямо целая революция в подпольной звукозаписи! - первым понял суть открывающихся возможностей Полецов, - Так выпьем же за начало проекта "Владимир Ильич Ленин - суперстар"!..

Виктор очнулся от воспоминаний у памятника Ленину, расположенного на площади перед зданием благодатненской мэрии. Когда-то при постройке нового здания горкома КПСС, перед партийным офисом поставили всенепременный в те времена памятник гениальному Вождю и Учителю. В постперестроечные времена опального уже гения местные демократы назойливо предлагали с почетного места убрать. Однако впоследствии возобладала конформистская точка зрения, и этот, с позволения сказать, памятник местной архитектуры решили сохранить.
Кабацкий музыкант посмотрел на темный бронзовый истукан (подсветку все-таки убрали, не смотря на плюрализм политических взглядов!) и усмехнулся своим воспоминаниям. Суперзвезда в отставке!

4

Когда Славин подошел к пузатым колоннам Дворца Культуры, там, под аккомпанемент забористой мелодии известной поп-группы "Любе", назревал нешуточный конфликт. Трое подростков лет шестнадцати окружили своего сверстника из какой-то враждебной группировки и выталкивали его подальше от входа в дискотеку, намериваясь в темном месте свести с ним какие-то старые счеты.
- Ты шо сюда заявился, а? Козлиный твой рот! - сыпались как из рога изобилия нелицеприятные вопросы и эпитеты в адрес намечаемой жертвы, - Мы же вас предупреждали, волков?!
- Да шо вы, мужики, шо? - тоскливо зыркал по сторонам влекомый недругами подросток, - Я просто мимо проходил.
- Заблудился, вафел! - засмеялся самый агрессивный забияка и, коротко размахнувшись, ударил своего противника в ухо.
От удара тот упал на четвереньки. Ободренная первым успехом троица ринулась добивать свою жертву ногами.
- Эй, вы! - крикнул зарвавшимся хулиганам Славин, - А ну, прекращай драку!
Подростки на секунду повернули головы в сторону неожиданно объявившегося защитника.
- Папаша, заткнись! - посоветовал музыканту драчун, первым пустивший в ход кулаки, - Здоровее будешь!
Воспользовавшись представившейся заминкой, избиваемый подросток попытался скрыться в темноте. Внимание хулиганов вновь переключилось на пытающуюся ускользнуть жертву, но неожиданный заступник вновь повелительно бросил им:
- Стоять, салабоны, я сказал!
В ответ, ободренная легким началом троица, немедленно развернулась и двинулась по, музыканта. Избиваемый подросток, не дожидаясь исхода новой разборки и не пытаясь помочь своему великодушному защитнику, поспешил малодушно унести ноги.
- Так шо ты к нам имеешь, старпер? - глумливо поинтересовался один из малолетних хулиганов, пытаясь зайти Виктору за спину. Подростки норовили взять его в плотное кольцо.
- Давно, сыкуны, в чужих руках не обсерались? - холодно ответил вопросом на вопрос Славин, держа в поле зрения всех надвигающихся на него противников.
- Ах, ты, пидор! - хором заорала троица и вне себя бросилась на Виктора.
Однако тут же они пожалели о столь необдуманном поступке. Кабацкий лабух неплохо владел приемами рукопашного боя, и для начала не стал слишком сурово наказывать малолетних "бакланов". Он ловко выскользнул из готового сомкнуться окружения, молниеносно присел на корточки и несколько раз крутнулся вокруг собственной оси, выставляя попеременно вытянутые параллельно земле ноги. Подростки как подкошенные грянули спинами на асфальт всеми своими акселератскими килограммами. Но это их лишь раззадорило. Виктору пришлось применить более серьезные меры воздействия, вновь разбросав их по сторонам.
Второй раз подростки полежали на асфальте гораздо дольше. Но все же двое из них во второй раз стали на ноги и попытались продолжить попытки напасть на незваного защитника, и тут же опять оказались в горизонтальном положении.
- Пацаны, - подал голос третий драчун, благоразумно вышедший из боевых действий после второй атаки, - Это же Витька-музыкант из "Кристалла". Он в Афгане в спецназе служил.
Поверженные хулиганы совершенно упали духом.
- Все? - задал риторический вопрос бывший спецназовец, - Или продолжим?
Подростки предпочли первое предложение. Помогая друг другу, они поднялись на ноги и молча удалились с несчастливого для них поля битвы.
Славин посмотрел по сторонам. К его удивлению, зрителей его подвигов не наблюдалось совершенно.
- Аплодисменты мне не нужны, - немного разочарованно пробормотал себе под нос кабацкий лабух, - Тоже мне, достижение, нащелкать по носу парочке малолетних "бакланов"!
Но его настроение совершенно переменилось. Если до этого он стремился домой, то сейчас ему захотелось побыть на людях. Из-за толстых облупленных стен Дворца Культуры вновь донесся мощный аккорд очередного танцевального "боевичка",
- Не вспомнить ли мне молодость и не сходить ли на дискотеку? - задал в полголоса самому себе бывший студент журфака вопрос, - На пьянку к коллегам идти гораздо дольше!

5

Славин купил в вестибюле Дворца Культуры входной билет и вскоре оказался в танцзале молодежной дискотеки. Здесь вовсю бушевала музыка, исторгаемая добрым десятком звуковых колонок, укрепленных на стенах чуть ли не под потолком. В танцзале царил полумрак, прорезаемый вспышками мощной светомузыкальной установки. В одном конце помещения, на высокой импровизированной баррикаде из звуковоспроизводящей, звукоусиливающей и светотехнической аппаратуры засел ди-джей, профессионально развеселый тип лет двадцати с лишним. В другом конце разместилась стойка небольшого бара, торговавшего пивом, болгарским вермутом, армянским коньяком, а также отечественной водкой-самоделом из-под прилавка. Посередине "отвязывались", в меру индивидуальных хореографических возможностей несколько группок молодежи в возрастном интервале от четырнадцати до двадцати лет. Наиболее зажиточные кавалеры угощали своих дам у стойки бара.
Славин, который попрежнему не терял надежд хоть как-то развеять свое угнетенное состояние, подошел к бару и сел на высокий табурет перед стойкой. Он уже понял, что молодежные танцульки вряд ли ему помогут, и решил все-таки идти домой. Но перед уходом Виктор решил применить еще одно испытанное средство.
- Что будем заказывать? - обратился к великовозрастному посетителю бармен, глядя на него с некоторым любопытством.
- Пиво есть?
- Конечно, - отозвался бармен, корпусный лысоватый мужик лет тридцати, - Баночное - "Хейнекен", бутылочное – отечественное. Что вы предпочитаете?
- Давай "Хейнекен", - заказал музыкант и взглянул налево от себя. Там появилась ярко накрашенная деваха в коротенькой юбочке в обтяжку, в которой все же угадывалось ее неполные шестнадцать лет. Она немедленно одарила одинокого мужчину тягучим многообещающим взором и томно попросила:
- Мужчина, у вас закурить не найдется?
- Не курю, - сухо ответил Виктор и отвернулся. Еще одно испытанное средство имело тенденцию тоже оказаться бесполезным. Он с трудом представлял себя в постели с этой сморкачкой.
Бармен поставил перед Славиным банку с пивом и чистый стакан, оценивающе посмотрел на соседку клиента и весело поинтересовался:
- Решил отдохнуть от жены?
Великовозрастный посетитель вскрыл банку и налил пиво в стакан.
- Нет у меня жены. А у тебя есть, что мне предложить на этот счет?
Деваха в мини-юбке услышала ответ потенциального кавалера и сделала вторую попытку к нему подъехать,
- Мужчина, угостите пивом!
Славин скосил глаза на настойчивую шлюху и резонно заметил:
- Спаиванием малолетних не занимаюсь.
Деваха усохла. Бармен, в свою очередь, скорбно покачал головой и сокрушенно развел руками:
- Других не держим-с. Все-таки, здесь молодежная дискотека. Тебе бы надо было в "Кристалл" зайти.
- Спасибо, я только что оттуда, - улыбнулся кабацкий лабух и вспомнил события шестнадцатилетней давности.

Ресторан "Кристалл" в конце хмельного вечера. Это было золотое совковое время, когда любой благодатненский шахтер мог позволить себе незапланированный поход в городской кабак без серьезных последствий для личного или семейного бюджета. Рядовой запаса войск специального назначения Виктор Славин в полном сиянии дембельского мундира спускался по лестнице на первый этаж к гардеробу. Он был изрядно пьян и агрессивен. На половине лестницы он зацепил какого-то парня, не менее пьяного и агрессивного. Тот остановился, возмущенно раздувая ноздри курносого носа, и задиристо закричал вслед Виктору:
- Эй, служба! Кругом, шагом марш!
- Ты это ко мне? - с готовностью повернулся к новоявленному начальству отставной спецназовец, оценивающе разглядывая потенциального противника.
- К тебе, салабон!
И через мгновение курносый парень кубарем полетел вниз по лестнице. Естественно, у него тут же нашлась парочка дружков-защитников, но после короткой яростной схватки, они вынуждены были ретироваться за ресторанные двери.
Виктор с видом триумфатора получил без очереди в гардеробе шинель и шапку, и не торопясь, одевался у зеркала в вестибюле. Сзади к нему подошла миловидная молодая девушка лет семнадцати и молча принялась его разглядывать.
- А кто это у нас такой красивый? - попытался подъехать к ней с пьяной галантностью демобилизованный солдат.
- Послушай, ты можешь поиметь сегодня большие проблемы, - сказала ему в ответ девушка, - Они будут ждать тебя возле ресторана.
- Разберемся! - с хмельной отвагой сказал «дембель», - Если им мало, еще получат!
- Напрасно храбришься, - нахмурилась девушка, - У них есть в запасе ножи, просто они не стали показывать их при людях, и вообще, они конченая шпана!
- А ты откуда взялась такая заботливая? - поинтересовался Славин, - По-моему, я тебя сегодня где-то видел.
- Эх, ты, воин-супермен, я же весь вечер пела на ресторанной эстраде, Что, совсем глаза залил?
- Точно, - глупо ухмыльнулся «дембель», - Только ты издалека постарше кажешься. Кто тебя такую маленькую отпустил сюда работать?
- Каждый живет, как может, - опять нахмурилась ресторанная певичка, - У тебя, небось, родители живы, а я сирота.
Возникла неловкая пауза. Виктор спросил:
- Как тебя зовут?
- Снежана, - ответила девушка и выразительно посмотрела в глаза бравого спецназовца, - Хочешь, я помогу тебе отсюда незаметно уйти, через служебный ход?
- Зачем ты это делаешь?
- Потому что, ты мне нравишься.

Так Виктор Славин познакомился со Снежаной Багрий. Тогда она незаметно вывела его через служебный ход, оставив жаждущих мести хулиганов неудовлетворенными. Далее была ночь любви на квартире Багрий, и начало их роману было положено. Снежана оказалось весьма занятной личностью с очень непростой судьбой. В семь лет она осталась сиротой, после гибели родителей в железнодорожной катастрофе. Лично ее спасло то обстоятельство, что она отдыхала в этот момент в гостях у тетки в Благодатном, которая и удочерила племянницу. Тетка Снежаны была незамужней рыночной торговкой, не проработавшей на советское государство ни дня. В таком же духе она пыталась воспитывать свою сиротку-племянницу. Ее любимым выражением была сомнительная сентенция - "Учись на три, живи на пять!" Снежана окончила музыкальную школу, но так и не получила аттестата зрелости. В шестнадцать лет она стала дважды сиротой - ее тетка замерзла по пьянке на морозе, возвращаясь с какой-то пирушки у коллег по рынку. Бойкая девушка умудрилась устроиться солисткой в единственный городской ресторан, обойдя многих желающих сделать то же самое. За ней водилась дурная слава шлюхи, но отставного спецназовца это мало волновало. Он нашел в Снежане не только любовницу, но и по ее протекции устроился в ресторанный ансамбль "Кристалла". Благо, к этому моменту освободилась вакансия гитариста.
Решение Славина пойти работать в ресторан музыкантом, вместо того, чтобы вернуться в университет, взбесило его родителей, к которым он вернулся после службы в армии. В их глазах ресторан был вместилищем всех пороков. Виктор картинно был изгнан из отчего дома. Он ушел жить к Багрий, благо у той была отдельная однокомнатная квартира, оставшаяся ей от тетки. Вскоре у матери Славина случился второй инфаркт. Первый был после исключения ее сына из МГУ и призыва в армию. Виктор, мучимый укорами совести, помирился с родителями и ушел от Багрий. Снежана попыталась покончить жизнь самоубийством, наглотавшись снотворного, но неудачно. Почти одновременно с матерью Славина случился третий инфаркт, последний.
Похоронив мать, недоучившийся журналист вновь сошелся со своей коллегой по ресторанному оркестру. Жизнь в провинциальном городе шла ни шатко, и ни валко. Вскоре, все понемногу начали забывать, что Виктор Славин когда-то учился в Москве, и лишь иногда пьяный отец в ссоре пенял этим непутевому, по его мнению, сыну. Виктор еще два раза уходил от Багрий, уезжая на «севера» или в одну из бывших братских стран по соцлагерю преподавать боевые искусства рукопашного боя. Но, в конце концов, опять возвращался к Снежане и привычной работе в провинциальном кабаке. Его связь с ресторанной певичкой с весьма подмоченной репутацией оказалась на диво устойчивой и продолжительной.
Между тем, над страной пронеслась перестройка-“перестрелка”, приватизация-"прихватизация", демократизация-капитализация, и тому подобные "ации". Поначалу внешне все в Благодатном мало что изменялось, разве появились поначалу кооперативные, а после частные торговые точки. Но когда начали закрываться благодатненские кормилицы - угольные шахты, и долги по зарплате у шахтеров потянулись на долгие месяцы, Снежана сама стала уговаривать своего сожителя найти какой-нибудь выход из постоянно накапливающихся финансовых и житейских неурядиц. И когда по телевидению начали крутить рекламные ролики фирмы "Все звезды", Снежане удалось-таки уговорить Виктора поехать в столицу на прослушивание, хотя тот весьма скептически отнесся даже к самой идее поездки в столицу...

Ди-джей медленно свел на нет при помощи микшера звук последнего хита Майкла Джексона, радостно долдоня в микрофон:
- А теперь сюрприз, сюрприз, сюрприз!
Затем он врубил на полную мощность сирену воздушной тревоги. Славин вздрогнул и вынырнул из омута своих воспоминаний.
- Этим сюрпризом будет давно обещанный видеоклип! - торжественно возвестил "дискотекарь", - Выступает наша знаменитая землячка, суперзвезда телешоу "Все звезды" - Снежана Багрий!
Среди посетителей дискотеки пронесся восхищенно-завистливый вздох. Ди-джей продолжал свое выступление:
- Итак, Снежана Багрий и ее видеофантазия на тему ее же нового суперхита "Милый мой", которую мы сейчас посмотрим при помощи нашего нового видеопроекционного устройства, любезно предоставленного нам фирмой "Все звезды".
На одной из стен танцзала возник большой прямоугольник белого света, и в нем появилась видеокартинка.
Виктор не первый раз смотрел клипы с участием экс-солистки ресторанного оркестра из города Благодатного, и ему всегда навязчиво казалось, что все это здорово смахивает на воплощенный в реальность волшебный сон из розовых мечтаний заурядной кабацкой певички. То есть, хорошенькая блондинка, порхавшая на экране видеопроектора, на самом деле была похожа на Снежану Багрий. Даже ее голос, с учетом всех электронных “примочек” применявшихся при современной записи, напоминал скромные вокальные данные его близкой подруги. Но вот все остальное... Музыка, текст, картинка видеоклипа - все было на сто процентов коммерческим успехом. И заглавный исполнитель и один из авторов подпольной рок-оперы "Владимир Ильич Ленин - суперстар" чувствовал глухие позывы завистливого раздражения. Почему не я? К тому же, что имел в виду Лешка, приехавший из Москвы за тридевять земель для пустякового десятиминутного разговора? А может быть, он действительно нужен Полецову, и разговор их был далеко не пустячным для товарища студенческого времени?
Клип Снежаны благополучно финишировал. Ди-джей вновь запустил сирену, после чего торжественно объявил:
- Эта была Снежана Багрий! Шоу "Все звезды" ваш исключительный шанс на пути к успеху и процветанию! Напоминаю, что ваше новое видеопроекционное устройство предоставление нам фирмой "Все звезды", как премии за лучшую исполнительницу телешоу ее родному городу, а на отборочный пункт "Всех звезд" может прийти любой желающий!
Славин расплатился с барменом и направился к выходу из дискотеки. Когда он проходил знаменитые колоны псевдоантичного портика Дворца Культу-ры, то заметил в тени одной из них любовную парочку. Кавалер пригибал свою даму на колени, сопровождая свои действия с горячими уговорами.
- Солнышко, расстегни мне зиппер и возьми его в ладошку. Чувствуешь, какой он горячий и большой? Теперь возьми его в ротик, ну давай же, не тяни!
Кабацкий лабух смущенно хмыкнул и пошел своей дорогой. Кроме него и парочки, решившей заняться оральным сексом, никого в псевдоантичном портике Дворца Культуры не было. Впереди, в лучах прожекторной подсветки, гордо возвышалась городская мэрия. Однако, памятник Ленину, подле которого наверняка уже не принимали в пионеры необузданно-страстных любовников в тени пузатой псевдоантичной колонны, располагался теперь со стороны ресторана.

(продолжение следует)
Дополнение @ 11:20
Глава третья: Снежана

1

В одном из съемочных павильонов телекомплекса "Останкино" шла запись будущей телепередачи о популярной исполнительнице телешоу "Все звез-ды" Снежане Багрий. То есть, независимая телекомпания, делавшая эту переда-чу, получила заказ от фирмы "Все звезды". Так сказать, для придания большей достоверности лапше на уши заинтересованной телеаудитории.
- Халтура, она и есть халтура, - мрачно заключил режиссер записи, на-блюдая на мониторе, как ведущая передачи героически борется с дремучим ин-теллектом суперзвезды из Благодатного. Сидевшая с ним рядом инженер видео-записи сочувственно поддакнула:
- Деревянная девка, как впрочем, все эти суперзвезды этой говенной фир-мы. Это надо же, за два часа съемок и на пять минут передачи не наберется!
Посреди съемочного павильона телестудии, освещенного множеством специальных приборов, находился небольшой стол с двумя мягкими креслами. В одном из них вальяжно расположилась популярная ведущая не менее известной телепередачи "Улетный музон", вгрызавшаяся всею своею силою обаяния и на-ходчивости в гранитную почвенность суперзвезды-провинциалки, неуютно за-каменевшей на краешке другого кресла.
- Снежана, а что ты думаешь о своих коллегах по шоу? - ворковала теле-ведущая, - Как ты оцениваешь их потенциал?
- Хороший у них потенциал, - односложно отвечала Багрий, - И коллеги у меня хорошие.
- Ну, а если сравнить их с исполнителями из продюсерского центра "Тер-ция"? - не сдавалась интервьюерша.
Поп-звезда задумалась и с усилием выдавила из себя:
- Они хуже.
- Нет, так больше нельзя! - страдальчески простонал режиссер записи и объявил в микрофон, - Перерыв на двадцать минут. Прошу участников задер-жаться на своих местах еще одну минуту.
После этого он вышел из стеклянного бокса, прилепившимся рядом со стеклянным павильоном, в котором находилась записывающая аппаратура, и на-правился к столику с двумя знаменитостями.
В этот момент там происходило интересная метаморфоза. На окаменев-шем во время записи лице недалекой поп-звезды появилось нормальное осмысленное выражение, пусть и не сравнимое с роскошным экстерьером ведущей. За-то у партнерши Багрий, сразу после объявления перерыва, ее блестящий вид как-то начал постепенно тускнеть, и режиссеру, уныло прикидывающему, что им сказать, внезапно показалось, что произошло некое усреднение интеллектов. По-этому он изменил первоначальное намерение говорить сразу с обеими женщи-нами.
- Снежечка, - фальшиво-ласково молвил режиссер, - Пойди, покури минут десять.
Поп-звезда легко поднялась с кресла и осведомилась:
- А вы пойдете покурить?
- Попозже, - туманно пообещал страдалец от телевизионной режиссуры, - Нам тут посоветоваться надо.

Багрий закрыла за собой тяжелые звуконепроницаемые двери съемочного павильона и подошла к кожаному диванчику, стоявшему у окна на лестничной площадке. На диванчике расположился плечистый парень с неприметным лицом и цепким взглядом - телохранитель Снежаны от фирмы "Все звезды", выпол-нявший, впрочем, больше роль почетного караула.
- Перекур? - спросил телохранитель, когда певица присела рядом с ним на диванчике.
Багрий кивнула и достала из сумочки сигарету. Охранник галантно дал ей прикурить и вновь поинтересовался:
- Долго еще?
- Черт их знает, - раздраженно пожала плечами Снежана и насмешливо охарактеризовала страдальца от телевизионной режиссуры и его команду, - Та-кие бездари! Два часа что-то мурыжат, мурыжат. И зачем наши с ними связа-лись?!

В это время, оставшиеся в съемочном павильоне и раскритикованные бла-годатненским самородком режиссер записи и ведущая вели нелегкий разговор на производственные темы.
- Через час сорок минут заканчивается наше съемочное время в этом павильоне, - раздраженно сказал режиссер, - А монтировать передачу пока просто не из чего!
- А что я могу сделать?! - не менее раздраженно огрызнулась телеведущая, - Эта деваха - редкостная дубина стоеросовая! Впрочем, ты и сам все ви-дишь, наверное.
- Видеть-то я вижу, - резонно заметил режиссер, сочувственно улыбаясь и покачивая головой, - Но руководство нашей телекомпании шкуру с нас спустит, если мы вовремя не сделаем передачу, и стало быть им придется платить неус-тойку "Всем звездам".
Симпатичное личико звезды российского телевидения омрачилось, и она озабоченно осведомилась:
- Ты хочешь сказать, что "Все звезды" так много платят?
- По высшему разряду!
- Тогда почему они своими силами не сделают эту передачу? Тем более, что уже имеют опыт работы с этой дурой?
- Принцип - пусть меня похвалят другие, - ухмыльнулся многоопытный работник голубого экрана, - Когда нужную звезду раскручивают разными прие-мами, то как правило, необходимый эффект достигается гораздо надежнее и бы-стрее.
- Тогда, что мы здесь велосипед изобретаем! - Пришла к спасительному решению острой производственной проблемы ведущая, - Давай напишем точный сценарий интервью, а наша тупая красотка прочитает свои реплики с больших листов за камерой.
- Да, другого выхода, похоже, нет, - глубокомысленно покачал головой режиссер записи и посмотрел в сторону дверей, через которые вышла из съемоч-ного павильона поп-звезда, - Надеюсь, что читать она умеет!

2

После окончания съемок злополучного интервью, Багрий, в сопровождении своего ангела-хранителя с неприметной внешностью, покинула, наконец, опостылевший ей производственный корпус телекомплекса "Останкино". Вскоре она сидела за рулем довольно малоподержанного "Мерседеса", приобретенного лично для нее фирмой "Все звезды" три месяца назад в качестве премии за про-изводственные и творческие успехи. Расположившийся рядом на переднем пас-сажирском сидении телохранитель выговаривал своей подопечной нудным то-ном:
- Снежана, ты же должна по инструкции сидеть на моем месте, а я на тво-ем.
"Мерседес" остановился перед светофором у станции метро "Проспект Мира", упершись в зад довольно внушительной автомобильной пробки.
- Лучше бы фирма мне вертолет купила, - печально молвила поп-дива, игнорируя высказывания своего ангела-хранителя, - Хоть самый завалящий!
- Ну да! - скептически хмыкнул телохранитель, - Я бы тогда тройную зар-плату потребовал!
- Почему? - наивно удивилась Багрий.
- За повышенный производственный риск! - сурово молвил охранник, - И, все-таки, по инструкции ты должна...
- Саня, - перебила своего пассажира поп-звезда, - На сегодня можешь быть свободным.
- Как это, можешь быть свободным? - удивился специалист по личной безопасности, - По инструкции...
- Да плюнь ты на инструкции! - вновь оборвала его легкомысленная зна-менитость, - Понты все это!
Телохранитель недовольно засопел и, поразмыслив, возразил:
- Но это моя работа.
- По-моему, ты недавно женился? - спросила Багрий, лукаво улыбаясь. - Так дуй к своей крале! А встретимся мы у "Лестницы в небо", в восемь вечера, если ты так не можешь жить без своей работы и своих говенных инструкций. Идет?

Избавившись от раздражавшего ее сопровождающего, Снежана Багрий принялась за свое любимое занятие в столице - кататься по московским улицам, ловя на себе восхищенные взгляды поклонников. Покатавшись этак часа два, она вскоре припарковала свой “Мерседес” у очень дорогого и модного магазина женской одежды на Тверской улице. Рядом с висевшим на фонарном столбе знаком, запрещавшем в этом месте остановку и парковку автомобилей.

Входная дверь магазина женской одежды отворилась, и туда вошла Сне-жана Багрий. Швейцар, несший свой пост у входной двери, вежливо улыбнулся и придержал дверь перед посетительницей.
- Добро пожаловать в наш магазин!
Поп-звезда скользнула по нему рассеянным взглядом. Крепкий мужчина лет сорока с лишком в строгой темно-синей костюмной паре и белой рубашке с галстуком. Такой тип вряд ли увлекается популярной молодежной музыкой и те-лешоу "Все звезды". Однако, Снежану это мало трогало, потому как ее интере-совало внимание и любовь совершенно иной части населения. Она направилась в один из отделов магазина, где должна была сегодня работать интересующая ее особа. Здесь были представлены вечерние дамские туалеты.
Продавщицы в этом фирменном торговом заведении были одеты в осо-бую фирменную спецодежду - открытые блузки и длинные шорты, и специально были подобраны так, что напоминали своими точеными ножками и ручками очаровательные ожившие манекены для демонстрации фасонов женской одежды.
Снежана с нарочито рассеянным видом вошла в нужный ей отдел и нача-ла рассматривать стоявший недалеко от входа манекен, облаченный в очень ми-ленькое платьице с умопомрачительной ценой. Краем глаза она отметила, что девушка-продавщица, стоявшая в глубине помещения, тоже ее узнала. Продав-щице было не более двадцати лет, и она наверняка была знакома со стремитель-но набиравшем популярность молодежном телешоу "Все звезды", в коем Снежа-на Багрий играла уже далеко не последнюю роль.
- Девушка, - обратилась поп-звезда к продавщице, - Вас можно на мину-
точку?
- Да, конечно, - поспешила та к потенциальной покупательнице, - К вашим услугам.
- Я хочу примерить вот это платье, - указала Багрий на манекен, - На пер-вый взгляд оно очень миленькое.
- Сию секунду, - улыбнулась девушка, - Сейчас я вынесу такое же из подсобки. Какой у вас размер?
- Сорок шесть, - еще шире в ответ улыбнулась Снежана и неожиданно даже для себя спросила. - Вам никто еще не говорил, что вы очень с ней похожи?
И она указала на манекен.
Девушка удивленно раскрыла глаза и чуть-чуть покраснела.
- Нет. Так я пошла за платьем?
- Разумеется. Я буду ждать тебя в примерочной.
Войдя в примерочную, поп-звезда, не мешкая, разделась и осталась в одном белье. Она задумчиво оглядела свое отражение в тройном зеркале и удовле-творенно улыбнулась. Хороша!
В примерочную вошла продавщица с нужным платьем и повесила его на вешалку около бокового зеркала.
- Я вам больше не нужна?
- Нет, нужна, - ответила Снежана и внимательно посмотрела на хоро-шенькую девушку, - Мне пришла в голову одна хорошая идея. Как не примеряй платье у зеркала, а видно всегда лучше со стороны. Давай, это платье сначала примеришь ты, а я лучше посмотрю.
- Но я на работе, - растерянно возразила та.
- Это и есть твоя работа - помогать своим клиентам.
- А если кто-нибудь сюда войдет?
- Кто же может сюда войти без моего разрешения? - усмехнулась лукавая поп-дива, чувствуя, как внутри у нее возникает сладостная дрожь, - Разве они не увидят, что здесь занято?
Расчет Снежаны был верен. Какая женщина не мечтает хотя бы приме-рить платье, в котором ей никогда не суждено красоваться? Тем более, если она вынуждена заниматься продажей этих платьев другим женщинам, зачастую ус-тупающей ей в красоте и молодости.
Продавщица быстренько разоблачилась и с помощью услужливой кли-ентки очутилась в дорогом вечернем туалете. Она покрутилась возле зеркала и спросила поп-диву:
- Ну, как?
- Платье теперь выглядит еще лучше, чем у твоего двойника на витрине.
Продавщица довольно хихикнула и повернулась к зеркалу, старательно расправляя складки на платье.
- Ты тоже прелесть, - внезапно сказала коварная поп-звезда и, обняв сзади доверчивую девушку, поцеловала ее в шею. Простодушная любительница доро-гих нарядов приглушенно пискнула и круто развернулась лицом к изобретатель-ной лесбиянке.
- Что вы делаете?!
- Ты знаешь, кто я? - спросила Багрий внезапно охрипшим голосом, ее била крупная дрожь. Девушка испуганно кивнула.
- Я тебе куплю это платье, - посулила поп-звезда предмету своих вожделений, стремительно вновь ее обняла и поцеловала в губы, - Если ты захочешь, я поговорю насчет тебя с руководством "Всех звезд"!
- Что вы! - тихонько вскрикнула продавщица, вырвавшись из страстных объятий зарвавшейся клиентки, - Я этим не увлекаюсь!
Она схватила в охапку свою униформу и, прямо как была в вечернем наряде, выскользнула из примерочной наружу.
Оставшись в одиночестве, Снежана медленно оделась и показала язык своему отражению в зеркале.
- Ну и дура! - проворчала себе под нос поп-звезда, имея в виду гетеросек-суально ориентированную продавщицу, после чего тоже покинула место неудовлетворенных желаний.
В отделе задумчиво рассматривала развешенные на тремпелях платья какая-то худая мымра лет пятидесяти. Она равнодушно посмотрела на поп-знаменитость и отвернулась. Гетеросексуально ориентированной продавщицы нигде не было видно.
Багрий с достоинством прошла к выходу. Ее неудовлетворенный любов-ный пыл стремительно перерастал в кипучее раздражение, и хотелось закатить в этом магазине небольшой, но шумный скандал.
Швейцар услужливо распахнул перед Снежаной входную дверь и елейно молвил, ожидая возможных чаевых:
- Приходите к нам еще.
В ответ же услышал нечто для себя непонятное.
- Будь здоров и не кашляй!

3

В десять минут девятого вечера "Мерседес" Снежаны Багрий уже подъ-езжал по направлению к парадному входу профессионального клуба работников фирмы "Все звезды" под претензионным названием "Лестница в небо". Он располагался в причудливом по архитектуре двухэтажном особняке, построенном на месте снесенного до основания стандартного четырехэтажного дома, так на-зываемого "сталинского стиля". Кроме необычного внешнего вида и особенных строительных материалов, применявшихся при его возведении, это здание отли-чалось еще двумя особенностями - было возведено всего за три месяца и внутри Садового Кольца, а последнее многое говорило сведущим людям о влиятельно-сти и финансовых возможностях его настоящих хозяев. Накрапывал мелкий про-тивный дождик, и телохранитель Багрий, принявшийся за ожидание своей подо-печной уже в полвосьмого, изрядно промок и был вынужден спасаться от него в телефонной будке, находившейся в метрах семидесяти от "Лестницы в небо". Увидев, наконец, машину поп-знаменитости, он немедленно покинул свое убе-жище и, размахивая руками, подбежал к краю дороги. Снежана затормозила и подобрела своего охранника.
- Ну, как там твоя жена? - спросила она его, когда он влез в салон автомобиля, и тронулась с места, - Сколько раз вы в день трахаетесь, молодожен?
- Снежана, ты опоздала, - ворчливо отозвался специалист по личной безопасности, игнорируя попытку вторжения в свою личную жизнь, - Я тебя под дождем уже битых сорок минут жду!
- Девушки всегда опаздывают, - парировала поп-звезда и довольно лихо припарковала "Мерседес" между двумя близко стоявшими автомобилями, кру-тым виражом, визгом автомобильной резины по мокрому асфальту и реальной опасностью разбить свою и чужие машины.
Телохранитель только осуждающе покачал головой и проворчал себе под нос:
- Снежана приехала!
Багрий и ее охранник вышли из автомобиля и вместе вошли в парадные двери клуба. Сразу за дверями их встретили двое парней внушительной комплекции - коллеги телохранителя Снежаны. Они поздоровались с клубными стражами, и лукавый охранник, как ни в чем не бывало, осведомился у своей по-допечной:
- Так значит, на сегодня я уже свободен?
Таким образом, Саня хотел обеспечить себе алиби, что он занимался своими профессиональными обязанностями полный рабочий день.
- Так точно, твоя миссия на сегодня уже закончена, - иронично улыбаясь, отозвалась поп-звезда.
- Тогда, до свидания, - сказал ей телохранитель, сделал ручкой коллегам и исчез за входными дверями.
Снежана прошла вглубь помещения, презрительно пробормотав сквозь зубы по адресу своего стража:
- Понтовила несчастный!

Интерьер клуба работников фирмы "Все звезды" был выдержан в не менее причудливой стилистике, чем фасад самого здания. Массивная мебель и деревянная обшивка стен, в так называемом "готическом стиле", забавно контрастировали с китчевым оформлением тех же стен разнообразной символикой отечественной и зарубежной поп-музыки. Господи, чего здесь только не было! "Золотые диски" и "золотые микрофоны", музыкальные инструменты, на кото-рых якобы играли различные поп-знаменитости, и даже шляпка Эдит Пиаф.
Может быть, отчасти, такой стилистический винегрет объяснялся тем, что само здание клуба было возведено по технологии "пласт-баум", позволявшей строить дома в рекордно короткие сроки и воплощать в строительные конструк-ции любые даже самые бредовые идеи заказчиков. И в экстерьере и в интерьере клуба "Лестница в небо", как в капле воды, отразилась вся нелепость так назы-ваемой свободной российской экономики. Пластмассовые конструкции "пласт-баум" или треп об общечеловеческих ценностях, прикрывающий жадную вол-чью хватку своего жирного куска, велика ли, в конце концов, между ними раз-ница?
В этот час людей в клубе было немного. Снежана поздоровалась с не-сколькими встретившимися ей коллегами и вскоре оказалась в баре клуба, где за одним из столиков сидел в одиночестве молодой мужчина лет двадцати двух. Впрочем, его пол определить издалека было делом довольно затруднительным. Длинные светлые волосы, накрашенные ресницы, женоподобная физиономия с легким искусственным румянцем и довольно феминизированный костюмчик из зеленого шелка.
Багрий улыбнулась и подошла к женоподобному. Обладатель зеленого шелкового прикида поднял на подошедшую девушку темный взор и проговорил манерным тоном:
- Снежка, рад тебя видеть!
Они поцеловали друг друга в щечку, по обычаю российской творческой интеллигенции, и Снежана, устроившись напротив женоподобного, поинтересовалась у него:
- Что ты такой грустный, Василек?
- Да вот, размышляю над парадоксом нашей с тобой профессии, - с вселенской грустью молвил тот, - Нас любят все, но на самом деле, зачастую имен-но нам настоящей любви больше всего и не хватает.
Он был в той же обойме "Всех звезд", что и Багрий, под сценическим именем - Ленский. И зачастую Ленский-Вася, имевший сценический имидж гру-стного романтика, заигрывался и переносил лицедейство в реальную жизнь. В фирму "Все звезды" он попал прямиком с четвертого курса искусствоведческого факультета одного из престижных московских вузов.
- Женись, - подленько усмехнулась душевно черствая поп-звезда из Благодатного, - Любая за тебя пойдет!
Багрий была совершенно в курсе по поводу принципиально-голубых убеждений Ленского, но считала, что "смуры" лечатся только "смехотерапией"…
- Что за бред ты здесь несешь! Мы же не в Датском королевстве живем! - досадливо поморщился Василий и обидчиво замолчал. Недоучившийся искусствовед знал, что в Дании уже разрешены официальные однополые браки.
Кроме "звездного" оформления, внутри клуба звучали все время записи знаменитых шлягеров прошлого. Когда Снежана там появилась, хриплый голос Луи Армстронга мурлыкал "Хелло, Долли!", а сейчас Утесов запел "Как много девушек хороших!"
- Девушка, разрешите с вами познакомиться! - в тон транслируемой песне прозвучал за спиной Багрий неожиданный вопрос, правда, произнесенный поче-му-то женским голосом.
Снежана обернулась. Там стояла, уже немного покачиваясь от принятой дозы горячительного, худая высокая девица лет двадцати пяти с короткими кра-шенными под радикальную блондинку волосами.
- Ну и дура! - хмуро буркнула в ответ Багрий и отвернулась.
- Гелика, где ты пропадала все это время? - подал слабый голос Ленский-Вася, и выполнил традиционный обряд челомконья в щечку с худенькой блон-динкой, - Рад тебя видеть.
Вновь пришедшая девица немедленно устроилась рядом с неласково встретившей ее Снежаной и обратилась к женоподобному поп-певцу, лукаво при этом улыбаясь:
- Василек, там какой-то тип у входа утверждает, что он твой гость. Ты ко-го-нибудь ждешь сегодня?
Обладатель зеленого шелкового прикида картинно поднял красивые ухо-женные брови, на секунду изобразив умеренное удивление сообщенным ему фактом, потом хлопнул себя ладонью по лбу и досадливо пробормотал:
- Ох, совсем забыл! Я сейчас, девочки.
Он поднялся из-за столика и торопливо зашагал к парадному входу. Не смотря на женоподобную физиономию и странную манеру одеваться, это был рослый физически развитый молодой человек, кумир молоденьких нимфеток с одиннадцати до шестнадцати лет. Или, как любят сейчас выражаться, секс-символ российской эстрады.
- Значит, продолжаешь дуться на меня из-за Анжелки? - напрямик спросила Гелика Снежану, когда они остались за столиком вдвоем, - К твоему сведе-нию, между нами ничего не было в тот вечер. Это все твои безосновательные фантазии.
- Ага, - насмешливо согласилась Багрий, - Заехали вы с ней на пару к тебе в шашки поиграть, пару бутылочек пивка приговорили, о международном поло-жении покалякали!
- Снежа, - пришлая блондинка неожиданно нежно взяла за руку ревнивую подружку и прижала ее к тощей груди, - Давай забудем об этом, ведь у нас с то-бой есть гораздо лучшие воспоминания.
Снежана молчала, но руку свою оставила у груди неверной любовницы, давая той тем самым определенные надежды. И Гелика пыталась во всю развивать первоначальный успех, но неожиданно допустила непредвиденную для себя ошибку.
- Мы же взрослые люди, всякое в жизни бывает. Тем более, можно подумать, что ты тоже никем мимолетно не увлекалась за то время, пока мы знаем друг друга.
Багрий неожиданно вспомнила свой сегодняшний прокол в магазине женской одежды на Тверской и тотчас вырвала свою руку назад.
- Ты меня ловила на горячем, да?! А вот я тебя поймала, и хватит мне здесь лапшу на уши вешать - всякое в жизни бывает! Терпеть не могу предате-лей!
Грозящую вспыхнуть с новой силой размолвку близких подружек остано-вил приход Ленского-Васи в компании с каким-то невысоким крепышом в не-взрачном сером костюме с галстуком.
- Арнольд, - представился девушкам гость клуба, - Кинорежиссер, или как сейчас говорят - клипмейкер.
- Мы с Арни собираемся делать мой новый клип, - добавил в свою оче-редь Василий, - Если, конечно, руководство нашей фирмы одобрит.
Подружки представились в свою очередь, и мужчины удалились к стойке бара за напитками.
- Странный он какой-то, серенький, невзрачненький, - высказала свое мнение о киношнике Снежана, - Не смотрится он совершенно вместе с Васильком. И потом, когда это наши шефы к себе пришлых пускали? Вешает Вася сво-ему бой-френду лапшу на уши, по-моему.
- Видала я и таких, - махнула узенькой изящной ладошкой Гелика, - Под сереньким костюмчиком голубая начинка. "Натурал" - одним словом, если я не ошибаюсь, так у них таких кличут.
Ей можно было поверить на слово. До "Всех звезд" она проработала несколько лет гримершей в одной из модных балетных трупп.
- Как же тогда быть с брехливыми Васиными обещаниями съемок его клипа? - не прекращала сомневаться странному выбору коллеги Снежана, - Что, Василий только вчера попал в нашу фирму? Нет, что-то здесь не так.
- Любовь зла - полюбишь и козла! - не полезла в карман за ответом бывшая гримерша.
Женщины посмотрели друг дружке в глаза и прыснули от смеха.

4

Этой же ночью, в спальне бывшей кабацкой певички из Благодатного со-стоялось окончательное примирение поссорившихся любовниц. Действительно, что только в жизни не бывает!
Гелика сидела на широкой двуспальной кровати и что-то делала с зеркальцем, вмонтированным в пластмассовую коробочку из-под фирменной ком-пакт-пудры.
В спальню вошла нагая Снежана, только что побывавшая в душе. Бывшая гримерша оставила в покое зеркальце и искренне восхитилась, широко раскрыв объятья навстречу подружке:
- Какая ты красивая, Снежа!
- Ну да, раскатала губенки, замарашка, - уклонилась от объятий Багрий и повелительно скомандовала, - Шагом марш в душ!
- Ой, сейчас, - встрепенулась Гелика, встала с кровати и протянула парт-нерше пудреницу с вмонтированным зеркальцем, - Вот это я для нас достала.
- Что это? - спросила Снежана и взяла в руки пластмассовую вещичку.
На поверхности зеркальца был насыпан какой-то белый порошок.
- Кокаин, - сообщила бывшая гримерша, торопливо раздеваясь.
- А это не опасно?
- Что ты! Знаешь, какой улет, если любовью заниматься под ним? Круче, чем от "плана"!
Она чуть было не сказала, что кокаин был ею опробо


--------------------
  PM e-mail  
Top  
Goblin   (i)
Дата 10.10.2005 - 18:11
******
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Владыка Гоблинов
Раса: Гоблины
Репутация: 62 голосов

(Знак Зодиака: Aquarius)
Пригласил(а): 3
Приглашен(а): Mitos
Kполезности = 2.50
Флудометр: 1.47% флуда Должность: ИконкоТворец
Наивновато.
-Это кокаин
-А это не опасно?
Детский сад.


--------------------
11111111111111111111111
11111111118111111111111
11111111188811111111111
11111111888881111111111
11111118888888111111111
11111188888888811111111
11111111111111111111111
  PM WWW ICQ  
Top  
историк   (i)
Дата 10.10.2005 - 19:11
****
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Старейшина
Репутация: 2 голосов

Пригласил(а): 3
Kполезности = 0.05
Флудометр: 0.42% флуда
Цитата (Goblin @ 10.10.2005 - 15:11)
Наивновато.
-Это кокаин
-А это не опасно?
Детский сад.

Ты книгу-то для начала почитай, потом выводы глубокомысленные делай. Значит, фраза о кокаине тебя удивила, а вот то обстоятельство, что дама прожив с мужиком почти 20 лет никак не может вспомнить кто он такой - не удивляет?-)
Дополнение @ 19:32
Хотя Goblin никак не мог прочитать концовку последнего отрывка из "Все звезды". Исправляю оплошность:

"Все звезды" (окончание отрывка):

- А это не опасно?
- Что ты! Знаешь, какой улет, если любовью заниматься под ним? Круче, чем от "плана"!
Она чуть было не сказала, что кокаин был ею опробован в компании со злополучной Анжелкой, но вовремя прикусила язычок. Кто старое помянет - то-му глаз вон!
- Но ты же знаешь, как к этому относятся в нашей фирме, - продолжала сомневаться Снежана, - У нас могут быть крупные неприятности.
- Как говаривал мой родной братец - если очень осторожно, то можно, - рассмеялась Гелика и зло добавила, - Вот и он как-то напоил меня бормотенью, а потом трахнул. Как пишут в дамских романах - своего первого мужчину женщина запоминает навсегда. Не знаю как другие - а я точно своего брательника запомнила!
На некоторое время в спальне благодатненского самородка наступила неловкая пауза. И Снежана решила разрядить ситуацию. Она вернула партнерше пудреницу и спросила игривым тоном:
- Ну, так долго я здесь ждать тебя буду и выслушивать твои душещипательные истории?
- Один момент, леди!
Специалистка по наркотикам и инцесту закончила раздеваться и дурашливо засеменила в ванную комнату.
Снежана прилегла на кровать и закрыла глаза. Незаметно для себя, она вдруг провалилась в странное состояния не то сна, не то каких-то тяжелых воспоминаний. Такое и раньше с ней случалось пару раз - непонятные и тоскливые сновидения о никогда не виденных ею людях и событиях, после которых минут десять хотелось, чуть ли не реветь от ужаса и растерянности. Вот и на этот раз ей привиделось такое же непонятное действо.
Багрий вдруг представилось, что она находится в однокомнатной квартире, называемой еще "хрущебой", которая ей была почему-то очень знакома. Квартира была более чем скромно обставлена (Господи, и как в таких люди живут!) Зато в ней присутствовал роскошный японский "дабл" "Шарп-555". Даже во сне Снежана недоумевала - как она могла считать старенькую японскую магнитолу роскошью?! Она как будто бы раздвоилась и видела себя со стороны. В жилой комнате "хрущобы" вместе с ней находился еще какой-то очень знакомый ей парень, но она не могла вспомнить его имя. Физиономия у нее самой была вся заревана.
- Снежка, - сказал ей парень (это был Славин), - Мы не можем жить с тобой дальше. Я должен от тебя уйти.
- Почему?! - вновь зарыдала Багрий, - Другую себе нашел?!
- Дура! - зло сказал Славин, - Я же тебе говорил, мать ультиматум поставила. Или я бросаю тебя, или я навсегда могу забыть свою семью.
- А у нас с тобой, что, не семья?! Я для тебя млядь подзаборная?! - завизжала в ответ Снежана, - И это после двух абортов от тебя! Сволочь ты поганая, после этого!
- У моей матери сердце больное! - взорвался в ответ Славин, - Уже два инфаркта случилось! И все из-за меня непутевого!
После этого, она вдруг очутилась в "хрущебовской" ванной комнате. Там она начала глотать какие-то таблетки и с ужасом видела в зеркале над умывальником свое лицо, залитое слезами с размазанной тушью для ресниц. В голове у нее билась тяжелая мысль - "я умру, умру, умру!"

Пришла в себя Багрий от нежных прикосновений. Обнаженная Гелика склонилась над ней и язычком водила по ее соскам. Снежана внезапно подхватилась и испуганно сжалась в комочек. Не ожидавшая подобной реакции любовница испуганно отшатнулась.
- Что с тобой, Снежка?!
Секунду-другую Багрий смотрела на партнершу по лесбийским забавам бессмысленными глазами, но потом расслабилась. - Сон мне страшный приснился.
- Что за сон?
- Да чушь какая-то неописуемая, забудем о нем.
- Ой, как ты меня испугала, - погладила по голове интимную подружку Гелика, вновь придвигаясь к ней поближе.
- Только вот вспомнить не могу, хоть убей, - внезапно пожаловалась Снежана, - Кто-то очень знакомый приснился. А вот кто - не знаю.



--------------------
  PM e-mail  
Top  
историк   (i)
Дата 1.12.2005 - 15:37
****
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Старейшина
Репутация: 2 голосов

Пригласил(а): 3
Kполезности = 0.05
Флудометр: 0.42% флуда
Для заинтерсовавшихся романом Александра Полюха "Все звезды" : http://3souls.net/forum/go.php?url=http://rucarta.ru/literature.asp?page=4&sp=7&idbook=21265


--------------------
  PM e-mail  
Top  

Похожие темы // Искать еще похожие темы
Рудазов Александр - Архимаг
Александр Полюх "Контрольный тест"
Александр Полюх "Иту-Шаа"
Александр Полюх "Голос Бога"
Александр Полюх "2013 год. Воспоминания о будущем"
- Модуль "Похожие темы" работает в тестовом режиме. Коментарии относительно его работы принимаются в этой теме


Опции темы Ответить Новая тема Создать опрос