Внимание!!! Гость. Большинство разделов форума предназначены для зарегистрированных участников, поэтому ув. Гость, лучше бы тебе зарегистрироваться :). Тем более, что регистрация займет у тебя не более 1 минуты, зато существенно расширит твои права и возможности на этом форуме

(i)

Новостей.COM - ежедневные новости различной тематики
Правила форума Рекомендации:


  Ответить Новая тема Создать опрос

> Роберт Шекли - Рассказы, из сб. "Прикладная демонология"
Samael   (i)
Дата 8.09.2006 - 14:44
13-й человек на форуме
******
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Назгул
Раса: Нежить
Репутация: 38 голосов

(Знак Зодиака: Capricorn)
Приглашен(а): Mitos
Kполезности = 0.34
Флудометр: 1.11% флуда
Царская Воля
Просидев два часа на корточках под прилавком с посудой. Боб Грейнджер почувствовал, что у него затекли ноги. Он шевельнулся, желая неприметно изменить позу, и увесистая клюшка для гольфа с грохотом скатилась на пол с его колен.
— Тсс, — шепнула Джейнис; она крепко сжимала железную дубинку.
— Не думаю, чтобы он появился, — сказал Боб.
— Сиди тихонько, милый, — по прежнему шепотом ответила Джейнис, напряженно вглядываясь в темноту.
Пока еще ничто не предвещало появления вора. Но вот уже целую неделю он приходил сюда каждую ночь, таинственно похищая генераторы, холодильники и кондиционеры. Таинственно — ибо не взламывал замков, не вырезал оконных стекол и не оставлял следов. Тем не менее каким то чудом он забирался в магазин и каждый раз наносил изрядный урон их добру.
— Вряд ли из нашей затеи что нибудь выйдет, — зашептал Боб. — В конце концов, если человек способен унести на спине генератор весом в несколько сот фунтов...
— Ничего, управимся, — возразила Джейнис с уверенностью, благодаря которой в свое время получила звание старшего сержанта Женского мотопехотного корпуса. — Кроме того, должны же мы как то унять его: ведь из за этого откладывается наша свадьба.
Боб кивнул. На свои армейские сбережения они с Джейнис открыли в родном городке универсальный магазин и собирались пожениться, как только позволит доход. Однако если пропадают холодильники и кондиционеры...
— Кажется, я что то слышу, — заметила Джейнис и перехватила дубинку поудобнее.
Где то в магазине раздался едва уловимый шорох. Они затаили дыхание. Затем послышались приглушенные шаги — кто то ступал по линолеуму.
— Когда он выйдет на середину зала, — прошептала Джейнис, — включай свет.
Наконец они различили в темном зале какое то черное пятно. Боб включил свет и крикнул: «Ни с места!»
— Не может быть! — ахнула Джейнис, чуть не выронив дубинку. Боб обернулся и судорожно глотнул воздух.
Перед ними стоял детина ростом добрых три метра. На лбу его явственно проступали рожки, за спиной мотались крохотные крылышки. Одет он был в шаровары из грубой бумажной ткани индийского производства и белый спортивный свитер с алыми буквами на груди: «Политехнический им. Иблиса». На огромных ножищах красовались поношенные белые башмаки из оленьей кожи, а светлые волосы были подстрижены бобриком.
— Проклятье! — пробормотал незваный гость, увидев Боба и Джейнис. — Так и знал, что надо было прослушать в колледже курс невидимости.
Он обхватил руками живот и надул щеки. Мгновенно ноги его исчезли. Великан продолжал дуть изо всех сил, пока не стал невидимым живот, однако дальше дело не пошло.
— Не умею, — виновато сказал он и выдохнул весь воздух. Живот и ноги снова обозначились. — Сноровки не хватает. Проклятье!
— Чего тебе надо? — спросила. Джейнис, грозно выпрямившись во все свои полтора с небольшим метра.
— Чего надо? Сейчас соображу. Ах да, вентилятор! — Он пересек зал и легко поднял с пола большой вентилятор.
— Постой! — крикнул Боб. Он подошел к гиганту, держа наготове клюшку для гольфа. Джейнис выглядывала из за его спины. — Интересно, куда это ты с ним собрался?
— К царю Алериану, — ответил гигант. — Он возжелал владеть вентилятором.
— Ах, возжелал, вот оно что! — протянула Джейнис. — Ну ка, поставь на место. — Она замахнулась дубинкой.
— Но ведь я тут ни при чем, — возразил молодой гигант, нервно подрагивая крылышками. — Царь его возжелал.
— Пеняй на себя, — сквозь зубы процедила Джейнис.
После службы в армии, где она ремонтировала моторы для джипов, Джейнис была в отличной форме, несмотря на малый рост. Она хватила гиганта дубинкой; при этом ее светлые волосы беспорядочно разметались.
— Ух! — воскликнула Джейнис.
Дубинка отскочила от головы странного существа, едва не свалив девушку с ног. В тот же миг Боб замахнулся клюшкой, норовя пересчитать гиганту ребра.
Клюшка прошла сквозь гиганта и, подскочив, упала на пол.
— На ферру сила не действует, — извиняющимся тоном сообщил гигант.
— На кого? — переспросил Боб.
— На ферру. Мы приходимся двоюродными братьями джиннам, а по женской линии состоим в родстве с дэвами. — Он снова направился к центру зала, зажав вентилятор в широченном кулаке. — А теперь, с вашего разрешения...
— Это демон? — От изумления Джейнис разинула рот.
В детстве родители запрещали ей слушать сказки о призраках и демонах, и Джейнис выросла трезвой реалисткой. Она ловко чинила любые механизмы — таков был ее пай в деловом товариществе. Все сколько нибудь более причудливое она предоставляла Бобу.
Боб, воспитанный на щедрых порциях Бэрроуза и «Волшебника Изумрудного Города», оказался более легковерным.
— Вы хотите сказать, что вышли из «Тысячи и одной ночи»? — спросил он.
— Да нет же, — поморщился ферра. — Арабские джинны приходятся мне двоюродными братьями. Все демоны связаны между собою узами родства, но я — ферра, из рода ферр.
— Будьте любезны, скажите, пожалуйста, — почтительно обратился Боб к гостю, — для чего вам понадобился генератор, холодильник и кондиционер?
— С охотой и удовольствием, — ответил ферра, ставя вентилятор на пол.
Он пошарил рукой в воздухе, нашел то, что искал, и уселся на пустоту. Затем скрестил под собой ноги и зашнуровал потуже один башмак.
— Недельки три назад я окончил политехнический колледж имени Иблиса, — приступил он к своему повествованию. — И конечно, тотчас же подал заявление на государственную гражданскую службу. Испокон веков мои предки были государственными чиновниками, так уж у нас в роду повелось. Ну и вот, заявлений, как всегда, была целая куча, так что я...
— На государственную гражданскую службу? — повторил Боб.
— Ну да. Это ведь все государственные посты — даже джинн волшебной лампы Аладдина был правительственным чиновником. Надо, видите ли, пройти специальные испытания...
— Не отвлекайся, — попросил Боб.
— Так вот... — Поклянитесь, что это останется между нами... — Я получил работу по знакомству. — Гость вспыхнул от смущения, и щеки его стали оранжевыми. — Мой отец — член Совета преисподней — пустил в ход все свое влияние. Меня назначили феррой Царского кубка, обойдя 4000 ферр с ученой степенью. Это большая честь, знаете ли.
Все помолчали, и ферра заговорил вновь.
— Надо признаться, я не был как следует подготовлен, промолвил он печально. — Ферра кубка должен быть искусником во всех областях демонологии. А я только только со студенческой скамьи, да еще с посредственными отметками. Но мне, разумеется, казалось, будто я с чем угодно справлюсь.
Ферра на мгновение умолк и уселся в воздухе поудобнее.
— Однако не стоит морочить вам голову своими заботами, — опомнился он, соскакивая с воздуха на пол. — Еще раз прошу прощения...
Он поднял с пола вентилятор.
— Минуточку, — сказала Джейнис. — Это царь приказал тебе взять именно наш вентилятор?
— Отчасти, — ответил ферра, вновь окрашиваясь в оранжевый цвет.
— Скажи ка, — поинтересовалась Джейнис. — а твой царь богат? — Пока что она решила обращаться с этим сверхъестественным явлением как с обыкновенным человеком.
— Он весьма состоятельный монарх.
— В таком случае почему он не платит за это барахло деньги? — осведомилась Джейнис. — Для чего ему обязательно нужно краденое?
— Ну, — промямлил ферра, — ему просто негде купить.
«Какая нибудь отсталая восточная страна», — подумала Джейнис.
— Отчего бы ему не ввозить электротовары из за границы? Любая фирма с радостью пойдет ему навстречу, — произнесла она вслух.
— Все это страшно неудобно, — уклонился от ответа ферра и потер один башмак о другой. — Жаль, что я не могу стать невидимкой.
— Выкладывай, — не отставал Боб.
— Если хотите знать, — угрюмо ответил ферра, — царь Алериан живет в том времени, которое вы называете двухтысячным годом до вашей эры.
— Тогда каким же...
— Да погодите, — сердито сказал молодой ферра. — Я вам все объясню. — Он вытер вспотевшие руки о белый свитер. Как я уже рассказывал, мне досталась должность ферры Царского кубка. Я, естественно, ожидал, что царь потребует драгоценных камней или прекрасных женщин — то и другое я доставил бы ему без труда. Этот раздел колдовства входит в программу первого семестра. Однако драгоценных камней у царя было достаточно, а жен больше чем достаточно, — он совершенно не знал, что с ними делать. И вот он приказал мне — что бы вы думали? «Ферра, летом в моем дворце жарко. Сотвори нечто такое, что принесло бы во дворец прохладу».
Я тут же понял, что попался. Ферры учатся изменять климат лишь на специальных семинарах. Наверное, я слишком много времени убивал на беговой дорожке. Что называется, влип.
Я поспешно обратился к Большой магической энциклопедии и посмотрел статью «Климат». Заклинания оказались для меня чересчур сложными. О том, чтобы просить помощи, не могло быть и речи. Это означало бы расписаться в собственной непригодности. Однако я вычитал, что в двадцатом веке существует искусственное управление климатом. Тогда я проник в будущее по узенькой тропинке и взял один из ваших кондиционеров. Потом царь повелел сделать так, чтобы его яства не портились, и я вернулся за холодильником. Потом...
— И все это ты подключал к генератору? — спросила Джейнис, которую занимала техническая сторона вопроса.
— Да. Я, может, не так уж силен в заклинаниях, зато в технике кое что смыслю.
«А ведь у него концы с концами сходятся», — подумал Боб. Действительно, кто умел за 2000 лет до нашей эры создавать во дворце прохладу? За все сокровища мира нельзя было купить струю ледяного воздуха из кондиционера или холодильник, гарантирующий свежесть пищи. Однако Бобу не давала покоя мысль: что же это за демон? На ассирийского не похож. Что не египетский — ясно...
— Нет, не понимаю, — сказала Джейнис. — В прошлом? Ты имеешь в виду путешествие по времени?
— Именно. В колледже я специализировался в путешествиях по времени, — подтвердил ферра с мальчишечьи горделивой ухмылкой.
«Может быть, ацтекский, — думал тем временем Боб, — хотя это маловероятно...»
— Что ж, — посоветовала Джейнис, — обратись еще куда нибудь. Почему бы тебе, например, не ограбить крупный универсальный магазин в столице?
— Ваш магазин — единственный, куда приводит тропинка во времени, — пояснил ферра.
Он поднял вентилятор.
— Мне, право же, неприятно, но если я не выдвинусь у царя Алериана, то никогда уже не получу другого назначения. Имя мое будет предано забвению.
И он исчез.
Полчаса спустя Боб и Джейнис сидели в угловой кабинке кафе, работающего круглосуточно. Они пили черный кофе и вполголоса переговаривались.
— Не верю ни единому слову! — горячилась Джейнис, к которой вернулся весь природный скепсис. — Демоны! Ферры!
— Придется тебе поверить, — устало отозвался Боб. — Ты ведь видела своими глазами.
— Не следует верить всему, что видишь, — стойко ответила Джейнис. Однако тут же она вспомнила об утраченных товарах, улетучившихся доходах и о свадьбе, отодвигающейся все дальше и дальше. — Ну да ладно, — сказала она. — Ох, милый, что же нам делать?
— С магией надо бороться при помощи магии, — назидательно изрек Боб.
— Завтра ночью он вернется. Уж тут то мы подготовимся.
— Я тоже так считаю, — поддержала его Джейнис. — Я знаю, где можно одолжить винчестер...
Боб покачал головой.
— Пули отскочат от него или пройдут насквозь, не причинив вреда. Добрая, испытанная магия — вот что нам нужно. Клин клином вышибают.
— А какая именно магия? — спросила Джейнис.
— Чтобы действовать наверняка, — ответил Боб, — мы уж лучше прибегнем ко всем известным видам магии. Как жаль, что я не знаю, откуда он родом. Чтобы мы получили желательный эффект, магия должна...
— Еще кофе? — спросил внезапно выросший перед ними буфетчик.
Боб виновато взглянул на него; а Джейнис покраснела.
— Пойдем отсюда, — предложила она. — Если кто нибудь нас подслушает, мы станем всеобщим посмешищем — хоть беги из городка.
Вечером они встретились в магазине. Весь день Боб провел в библиотеке, подбирая материал. Плодом его стараний были 25 листов, с обеих сторон покрытых неуклюжими каракулями.
— А все таки жаль, что у нас нет винчестера, — сказала Джейнис, захватившая из секции металлических изделий шоферский домкрат.
В 23.45 появился ферра.
— Привет, — заявил он. — Где вы держите электрокамины? Царю угодно что нибудь на зиму. Открытые очаги ему надоели. Слишком сильный сквозняк.
— Изыди во имя креста! — торжественно начал Боб и показал ферре крест.
— Прошу прощения, — любезно откликнулся гость. — Ферры с христианством не связаны.
— Изыди во имя Намтару и Тиамат! — продолжал Боб, ибо в его конспектах первой значилась Месопотамия. — Во имя обитателя пустынь Шамаша, во имя Телаля и Энлиля...
— Ага, вот они, — пробормотал ферра. — Отчего я вечно ввязываюсь в какие то неприятности? Это электрическая модель, не газовая? Камин, похоже, малость подержанный.
— Призываю создателя лодок Рату, — нараспев затянул Боб, переключаясь на Полинезию, — и покровителя травяных передников Хину.
— Еще чего, подержанный, — обозлилась Джейнис, в душе которой деловые инстинкты взяли верх. — Гарантия на год. Безоговорочная.
— Взываю к Небесному Волку, — перешел Боб к Китаю, когда Полинезия не подействовала. — К Волку, стерегущему врата Верховного божества Шан Ди. Призываю бога грома Ли Куна...
— Постойте, ведь это инфралучевая духовка, — сказал ферра как ни в чем не бывало. — Ее то мне и надо. И еще ванну. У вас есть ванны?
— Зову Ваала, Буэра, Форкия, Мархоция, Астарту...
— Ванны здесь, не так ли? — спросил ферра у Джейнис, и та непроизвольно кивнула. — Возьму, пожалуй, самую большую. Царь довольно крупный мужчина.
— ...Единорога, Фетида, Асмодея и Инкуба! — закончил Боб.
Ферра покосился на него не без уважения.
Боб гневно призвал персидского владыку света Ормузда, а за ним — божество аммонов Молоха и божество древних филистимлян Дагона.
— Больше я, наверное, не унесу, — размышлял ферра вслух.
Боб помянул Дамбаллу, потом взмолился аравийским богам. Он испробовал фессалийскую магию и заклинания Малой Азии. Он пытался растрогать малайских духов и расшевелить ацтекских идолов. Он двинул в бой Африку, Мадагаскар, Индию, Ирландию, Малайю, Скандинавию и Японию.
— Это внушительно, — признал ферра, — но все равно ни к чему не приведет. — Он взвалил на себя ванну, духовку и камин.
— А почему? — задохнулся от изумления Боб, который совершенно выбился из сил.
— Видишь ли, на ферр действуют только заклинания родной страны. Точно так же джинны подчиняются лишь магическим законам Аравии. Кроме того, ты не знаешь, как меня зовут; уверяю тебя, немногого добьешься, изгоняя демона, имя которого тебе неизвестно.
— Из какой же ты страны? — спросил Боб, вытирая пот со лба.
— Э, нет! — спохватился ферра. — Зная страну, ты можешь отыскать против меня верное заклинание. — А у меня и так хлопот полон рот.
— Послушай, — вмешалась Джейнис. — Если царь так богат, отчего бы ему не расплатиться с нами?
— Царь никогда не платит за то, что может получить даром, — ответил ферра. — Поэтому он и богат.
Боб и Джейнис пронзили его яростным взглядом, поняв, что свадьба уплывает в неопределенное будущее.
— Завтра ночью увидимся. — С этими словами ферра дружелюбно помахал рукой и исчез.
— Ну и ну, — сказала Джейнис, когда ферра скрылся. — Что же теперь делать? У тебя есть еще какие нибудь блестящие идеи?
— Решительно никаких, — ответил Боб, тяжело опускаясь на тахту.
— Может, еще нажмем на магию? — спросила Джейнис с легчайшей примесью иронии.
— Ничего не выйдет, — отрезал Боб. — Ни в одной энциклопедии я не нашел слов «ферра» и «царь Алериан». Он, наверное из тех краев, о каких мы и слыхом не слыхивали. Возможно, из какого нибудь карликового княжества в Индии.
— Везет как утопленникам, пожаловалась Джейнис, отбросив иронический тон — Что же нам делать? В следующий раз ему, я думаю, понадобится пылесос, а потом магнитофон.
Она закрыла глаза и стала сосредоточенно думать, — Он и впрямь лезет из кожи вон, лишь бы только выдвинуться, — заметил Боб.
— Я, кажется, придумала, — объявила Джейнис, открывая глаза.
— Что именно?
— На первом месте для нас должна быть наша торговля и наша свадьба. Правильно?
— Правильно, — ответил Боб.
— Ладно. Пусть я не бог весть какой мастак в заклинаниях, — подытожила Джейнис, засучив рукава, — зато в технике я разбираюсь. Живо, за работу.
На следующие сутки ферра нанес им визит без четверти одиннадцать. На госте был все тот же белый свитер, но башмаки из оленьей кожи он сменил на рыжевато коричневые мокасины.
— Нынче царь меня торопит, как никогда, — сказал он. — Новая жена всю душу из него вымотала. Оказывается, ее наряды выдерживают только одну стирку. Рабы колотят их о камень.
— Понятно, — сочувственно произнес Боб.
— Бери, пожалуйста, не стесняйся, — предложила Джейнис.
— Это страшно любезно с вашей стороны, — с признательностью вымолвил ферра. — Поверьте, я способен это оценить. — Он выбрал стиральную машину.
— Царица ждет.
И ферра скрылся.
Боб предложил Джейнис сигаретку. Они уселись на кушетку и стали ждать. Через полчаса ферра появился вновь.
— Что вы натворили? — спросил он.
— А что случилось? — невинно откликнулась Джейнис.
— Стиральная машина! Когда царица ее включила, оттуда вырвалось облако зловонного дыма. Затем раздался какой то чудной звук, и машина остановилась.
— На нашем языке, — прокомментировала Джейнис, пустив кольцо дыма, — это называется «машинка с фокусом».
— С фокусом?
— С «покупкой». С сюрпризом. С изъянцем. Как и все остальное в нашем магазине.
— Но вы же не имеете права! — воскликнул ферра. — Это нечестно!
— Ты такой способный, — ядовито ответила Джейнис. — Валяй, чини.
— Я похвастал, — смиренно промолвил ферра. — Вообще то я гораздо сильнее в спорте.
Джейнис улыбнулась и зевнула.
— Да полноте, — умолял ферра, нервно подрагивая крылышками.
— Очень жаль, но я ничем не могу помочь, — сказал Боб.
— Вы ставите меня в ужасное положение, — не унимался ферра, — меня понизят в должности. Вышвырнут с государственной службы.
— Но мы ведь не можем допустить своего разорения, правда? — спросила Джейнис.
С минуту Боб размышлял.
— Послушай ка, — предложил он. — Почему бы тебе не доложить царю, что ты столкнулся с мощной антимагией? Скажи, что, если ему нужны эти товары, пусть платит пошлину демонам преисподней.
— Ему это придется не по нраву, — с сомнением произнес ферра.
— Во всяком случае, попытайся, — предложил Боб.
— Попытаюсь, — сказал ферра и исчез.
— Как по твоему, сколько можно запросить? — нарушила молчание Джейнис.
— Да посчитай ему по стандартным розничным ценам. В конце концов, мы создавали магазин в расчете на честную торговлю. Мы ведь не собирались проводить дискриминацию. А все же хотел бы я знать, откуда он родом.
— Царь так богат, — мечтательно проговорила Джейнис. — По моему, просто грех не...
— Постой! — вскричал Боб. — Это невозможно! Разве в 2000 году до нашей эры мыслимы холодильники? Или кондиционеры?
— Что ты имеешь в виду?
— Это изменило бы весь ход истории! — объяснил Боб. — Посмотрит какой нибудь умник на эти штуки и смекнет, как они действуют. И тогда изменится весь ход истории!
— Ну и что? — спросила практичная Джейнис.
— Что? Да то, что научный поиск пойдет по другому пути. Изменится настоящее.
— Ты хочешь сказать, что это невозможно?
— Да.
— Именно это я все время и говорила, — торжествующе заметила Джейнис.
— Да перестань, — обиделся Боб. — Надо было подумать обо всем раньше. Из какой бы страны этот ферра не происходил, она обязательно окажет влияние на будущее. Мы не вправе создавать парадокс.
— Почему? — спросила Джейнис, но в это мгновение появился ферра.
— Царь изъявил согласие, — сообщил он. — Хватит ли этого в уплату за все, что я у вас брал? — Он протянул маленький мешочек.
Высыпав содержимое из мешочка. Боб обнаружил две дюжины крупных рубинов, изумрудов и бриллиантов.
— Мы не можем их принять, — заявил Боб. — Мы не можем вести с тобой дела.
— Не будь суеверным! — вскричала Джейнис, видя, что свадьба вновь ускользает.
— А, собственно, почему? — спросил ферра.
— Нельзя отправлять современные вещи в прошлое, — пояснил Боб. — Иначе изменится настоящее. Или перевернется мир, или еще какая нибудь напасть приключится.
— Да ты об этом не беспокойся, — примирительно сказал ферра. — Ничего не случится, я гарантирую.
— Как знать? Ведь если бы ты привез стиральную машину в Древний Рим...
— К несчастью, — вставил ферра, — государство царя Алериана лишено будущего.
— Не можешь ли разъяснить свою мысль?
— Запросто. — Ферра уселся в воздухе. — Через три года царь Алериан и его страна будут совершенно и безвозвратно стертые лица земли силами природы. Не уцелеет ни один человек. Не сохранится ни единого глиняного черепка.
— Отлично, — заключила Джейнис, поднеся рубин к свету. — Нам бы лучше разгрузиться, пока он еще заключает сделки.
— Тогда, пожалуй, другое дело, — сказал Боб. Их магазин был спасен. Пожениться они могли хоть завтра. — А что же станет с тобой? — спросил он ферру.
— Ну что ж, я недурно показал себя на этой работе, — ответил ферра. — Скорее всего, попрошусь в заграничную командировку. Я слыхал, что перед арабским колдовством открываются необозримые перспективы.
Он благодушно провел рукой по светлым, коротко подстриженным волосам.
— Я буду наведываться, — предупредил он и начал исчезать.
— Минуточку, — вскочил Боб. — Не скажешь ли ты, из какой страны ты явился? И где правит царь Алериан?
— Пожалуйста, — ответил ферра, у которого была видна только голова. — Я думал, вы догадались. Ферры — это демоны Атлантиды.
С этими словами он исчез.

Бухгалтер

Мистер Дии сидел в большом кресле. Его пояс был ослаблен, на коленях лежали вечерние газеты. Он мирно покуривал трубку и наслаждался жизнью. Сегодня ему удалось продать два амулета и бутылочку приворотного зелья; жена домовито хозяйничала на кухне, откуда шли чудесные ароматы; да и трубка курилась легко... Удовлетворенно вздохнув, мистер Дии зевнул и потянулся.
Через комнату прошмыгнул Мортон, его девятилетний сын, нагруженный книгами.
— Как дела в школе? — окликнул мистер Дии.
— Нормально, — ответил мальчик, замедлив шаги, но не останавливаясь.
— Что там у тебя? — спросил мистер Дии, махнув на охапку книг в руках сына.
— Так, еще кое что по бухгалтерскому учету, — невнятно проговорил Мортон, не глядя на отца. Он исчез в своей комнате.
Мистер Дии покачал головой. Парень ухитрился втемяшить в башку, что хочет стать бухгалтером. Бухгалтером!.. Спору нет, Мортон действительно здорово считает; и все же эту блажь надо забыть. Его ждет иная, лучшая судьба.
Раздался звонок.
Мистер Дии подтянул ремень, торопливо набросил рубашку и открыл дверь. На пороге стояла мисс Грииб, классная руководительница сына.
— Пожалуйста, заходите, мисс Грииб, — пригласил Дии. — Позволите вас чем нибудь угостить?
— Мне некогда, — сказала мисс Грииб и, подбоченясь, застыла на пороге. Серые растрепанные волосы, узкое длинноносое лицо и красные слезящиеся глаза делали ее удивительно похожей на ведьму. Да и немудрено, ведь мисс Грииб и впрямь была ведьмой.
— Я должна поговорить о вашем сыне, — заявила учительница.
В этот момент, вытирая руки о передник, из кухни вышла миссис Дии.
— Надеюсь, он не шалит? — с тревогой произнесла она.
Мисс Грииб зловеще хмыкнула.
— Сегодня я дала годовую контрольную. Ваш сын с позором провалился.
— О, боже, — запричитала миссис Дии. — Четвертый класс, весна, может быть...
— Весна тут ни при чем, — оборвала мисс Грииб. — На прошлой неделе я задала Великие Заклинания Кордуса, первую часть. Вы же знаете, проще некуда. Он не выучил ни одного.
— Хмм, — протянул мистер Дии.
— По биологии — не имеет ни малейшего представления об основных магических травах. Ни малейшего.
— Немыслимо! — сказал мистер Дии.
Мисс Грииб коротко и зло рассмеялась.
— Более того, он забыл Тайный алфавит, который учили в третьем классе. Забыл Защитную Формулу, забыл имена девяноста девяти младших бесов Третьего круга, забыл то немногое, что знал по географии Ада. Но хуже всего — он просто не желает учиться.
Мистер и миссис Дии молча переглянулись. Все это было очень серьезно. Какая то толика мальчишеского небрежения дозволялась, даже поощрялась, ибо свидетельствовала о силе характера. Но ребенок должен знать азы, если надеется когда нибудь стать настоящим чародеем.
— Скажу прямо, — продолжала мисс Грииб, — в былые времена я бы его отчислила, и глазом не моргнув. Но нас так мало...
Мистер Дии печально кивнул. Ведовство в последние столетия хирело. Старые семьи вымирали, становились жертвами демонических сил или учеными. А непостоянная публика утратила всякий интерес к дедовским чарам и заклятьям.
Теперь лишь буквально считанные владели Древним Искусством, хранили его, преподавали детям в таких местах, как частная школа мисс Грииб. Священное наследие и сокровище.
— Надо же — стать бухгалтером! — воскликнула учительница. — Я не понимаю, где он этого набрался. — Она обвиняюще посмотрела на отца. — И не понимаю, почему эти глупые бредни не раздавили в зародыше.
Мистер Дии почувствовал, как к лицу прилила кровь.
— Но учтите — пока у Мортона голова занята этим, толку не будет! Мистер Дии не выдержал взгляда красных глаз ведьмы. Да, он виноват.
Нельзя было приносить домой тот игрушечный арифмометр. А когда он впервые застал Мортона за игрой в двойной бухгалтерский учет, надо было сжечь гроссбух!
Но кто мог подумать, что невинная шалость перейдет в навязчивую идею? Миссис Дии разгладила руками передник и сказала:
— Мисс Грииб, вся надежда на вас. Что вы посоветуете?
— Что могла, я сделала, — ответила учительница. — Остается лишь вызвать Борбаса, Демона Детей. Тут, естественно, решать вам.
— О, вряд ли все так уж страшно, — быстро проговорил мистер Дии. — Вызов Борбаса — серьезная мера.
— Повторяю, решать вам, — сказала мисс Грииб. — Хотите, вызывайте, хотите, нет. При нынешнем положении дел, однако, вашему сыну никогда не стать чародеем.
Она повернулась.
— Может быть, чашечку чаю? — поспешно предложила миссис Дии.
— Нет, я опаздываю на шабаш ведьм в Цинциннати, — бросила мисс Грииб и исчезла в клубах оранжевого дыма.
Мистер Дии отогнал рукой дым и закрыл дверь.
— Хм. — Он пожал плечами. — Могла бы и ароматизировать...
— Старомодна, — пробормотала миссис Дии.
Они молча стояли у двери. Мистер Дии только сейчас начал осознавать смысл происходящего. Трудно было себе представить, что его сын, его собственная кровь и плоть, не хочет продолжать семейную традицию. Не может такого быть!
— После ужина, — наконец решил мистер Дни, — я с ним поговорю. По мужски. Уверен, что мы обойдемся без всяких демонов.
— Хорошо, — сказала миссис Дии. — Надеюсь, тебе удастся его вразумить.
Она улыбнулась, и ее муж увидел, как в глазах сверкнули знакомые ведьмовские огоньки.
— Боже, жаркое! — вдруг опомнилась миссис Дии, и огоньки потухли. Она заспешила на кухню.
Ужин прошел тихо. Мортон знал, что приходила учительница, и ел, словно чувствуя вину, молча. Мистер Дии резал мясо, сурово нахмурив брови. Миссис Дии не пыталась заговаривать даже на отвлеченные темы.
Проглотив десерт, мальчик скрылся в своей комнате.
— Пожалуй, начнем. — Мистер Дии допил кофе, вытер рот и встал. — Иду. Где мой Амулет Убеждения?
Супруга на миг задумалась, потом подошла к книжному шкафу.
— Вот, — сказала она, вытаскивая его из книги в яркой обложке. — Я им пользовалась вместо закладки.
Мистер Дии сунул амулет в карман, глубоко вздохнул и направился в комнату сына.
Мортон сидел за своим столом. Перед ним лежал блокнот, испещренный цифрами и мелкими аккуратными записями; также шесть остро заточенных карандашей, ластик, абак и игрушечный арифмометр. Над краем стола угрожающе нависла стопка книг: «Деньги» Римраамера, «Практика ведения банковских счетов» Джонсона и Кэлоуна, «Курс лекций для фининспекторов» и десяток других.
Мистер Дии сдвинул в сторону разбросанную одежду и освободил себе место на кровати.
— Как дела, сынок? — спросил он самым добрым голосом, на какой был способен.
— Отлично, пап! — затараторил Мортон. — Я дошел до четвертой главы «Основ счетоводства», ответил на все вопросы...
— Сынок, — мягко перебил Дии, — я имею в виду занятия в школе.
Мортон смутился и заелозил ногами по полу.
— Ты же знаешь, в наше время мало кто из мальчиков имеет возможность стать чародеем...
— Да, сэр, знаю. — Мортон внезапно отвернулся и высоким срывающимся голосом произнес:
— Но, пап, я хочу быть бухгалтером. Очень хочу. А, пап?
Мистер Дии покачал головой.
— Наша семья, Мортон, всегда славилась чародеями. Вот уж одиннадцать веков фамилия Дии известна в сферах сверхъестественного.
Мортон продолжал смотреть в окно и елозить ногами.
— Ты ведь не хочешь меня огорчать, да, мальчик? — Мистер Дии печально улыбнулся. — Знаешь, бухгалтером может стать каждый. Но лишь считанным единицам подвластно искусство Черной Магии.
Мортон отвернулся от окна, взял со стола карандаш, попробовал острие пальцем, завертел в руках.
— Ну что, малыш? Неужели нельзя заниматься так, чтобы мисс Грииб была довольна?
Мортон затряс головой.
— Я хочу стать бухгалтером.
Мистер Дии с трудом подавил злость. Что случилось с Амулетом Убеждения? Может, заклинание ослабло? Надо было подзарядить...
— Мортон, — продолжил он сухим голосом. — Я всего навсего Адепт Третьей степени. Мои родители были очень бедны, они не могли послать меня учиться в университет.
— Знаю, — прошептал мальчик.
— Я хочу, чтобы у тебя было все то, о чем я лишь мечтал. Мортон, ты можешь стать Адептом Первой степени. — Мистер Дии задумчиво покачал головой. — Это будет трудно. Но мы с твоей мамой сумели немного отложить и кое как наскребем необходимую сумму.
Мортон покусывал губы и вертел карандаш.
— Сынок, Адепту Первой степени не придется работать в магазине. Ты можешь стать Прямым Исполнителем Воли Дьявола. Прямым Исполнителем! Ну, что скажешь, малыш?
На секунду Дии показалось, что его сын тронут, губы Мортона разлепились, глаза подозрительно заблестели. Потом мальчик взглянул на свои книги, на маленький абак, на игрушечный арифмометр.
— Я буду бухгалтером, — сказал он.
— Посмотрим! — Мистер Дии сорвался на крик, его терпение лопнуло. — Нет, молодой человек, ты не будешь бухгалтером, ты будешь чародеем. Что было хорошо для твоих родных, будет хорошо и для тебя, клянусь всем, что есть проклятого на свете! Ты еще припомнишь мои слова.
И он выскочил из комнаты.
Как только хлопнула дверь, Мортон сразу же склонился над книгами.
Мистер и миссис Дии молча сидели на диване. Миссис Дии вязала, но мысли ее были заняты другим. Мистер Дии угрюмо смотрел на вытертый ковер гостиной.
— Мы его испортили, — наконец произнес мистер Дии. — Надежда только на Борбаса.
— О, нет! — испуганно воскликнула миссис Дии. — Мортон совсем еще ребенок.
— Хочешь, чтобы твой сын стал бухгалтером? — горько спросил мистер Дии. — Хочешь, чтобы он корпел над цифрами вместо того, чтобы заниматься важной работой Дьявола?
— Разумеется, нет, — сказала жена. — Но Борбас...
— Знаю. Я сам чувствую себя убийцей.
Они погрузились в молчание. Потом миссис Дии заметила:
— Может, дедушка?.. Он всегда любил мальчика.
— Пожалуй, — задумчиво произнес мистер Дии. — Но стоит ли его беспокоить? В конце концов старик уже три года мертв.
— Понимаю. Однако третьего не дано: либо это, либо Борбас.
Мистер Дии согласился. Неприятно, конечно, нарушать покой дедушки Мортона, но прибегать к Борбасу неизмеримо хуже. Мистер Дии решил немедленно начать приготовления и вызывать своего отца.
Он смешал белену, размолотый рог единорога, болиголов, добавил кусочек драконьего зуба и все это поместил на ковре.
— Где мой магический жезл? — спросил он жену.
— Я сунула его в сумку вместе с твоими клюшками для гольфа, — ответила она.
Мистер Дии достал жезл и взмахнул им над смесью. Затем пробормотал три слова Высвобождения и громко назвал имя отца.
От ковра сразу же поднялась струйка дыма.
— Здравствуйте, дедушка. — Миссис Дии поклонилась.
— Извини за беспокойство, папа, — начал мистер Дии. — Дело в том, что мой сын — твой внук — отказывается стать чародеем. Он хочет быть... счетоводом.
Струйка дыма затрепетала, затем распрямилась и изобразила знак Старого Языка.
— Да, — ответил мистер Дии. — Мы пробовали убеждать. Он непоколебим.
Дымок снова задрожал и сложился в иной знак.
— Думаю, это лучше всего, — согласился мистер Дии. — Если испугать его до полусмерти, он раз и навсегда забудет свои бухгалтерские бредни. Да, жестоко — но лучше, чем Борбас.
Струйка дыма отчетливо кивнула и потекла к комнате мальчика. Мистер и миссис Дии сели на диван.
Дверь в комнату Мортона распахнулась и, будто на чудовищном сквозняке, с треском захлопнулась. Мортон поднял взгляд, нахмурился и вновь склонился над книгами.
Дым принял форму крылатого льва с хвостом акулы. Страшилище взревело угрожающе, оскалило клыки и приготовилось к прыжку.
Мортон взглянул на него, поднял брови и стал записывать в тетрадь колонку цифр.
Лев превратился в трехглавого ящера, от которого несло отвратительным запахом крови. Выдыхая языки пламени, ящер двинулся на мальчика.
Мортон закончил складывать, проверил результат на абаке и посмотрел на ящера.
С душераздирающим криком ящер обернулся гигантской летучей мышью, испускающей пронзительные невнятные звуки. Она стала носиться вокруг головы мальчика, испуская стоны и пронзительные невнятные звуки.
Мортон улыбнулся и вновь перевел взгляд на книги.
Мистер Дии не выдержал.
— Черт побери! — воскликнул он. — Ты не испуган?!
— А чего мне пугаться? — удивился Мортон. — Это же дедушка!
Летучая мышь тут же растворилась в воздухе, а образовавшаяся на ее месте струйка дыма печально кивнула мистеру Дии, поклонилась миссис Дии и исчезла.
— До свиданья, дедушка! — попрощался Мортон. Потом встал и закрыл дверь в свою комнату.
— Все ясно, — сказал мистер Дии. — Парень чертовски самоуверен. Придется звать Борбаса.
— Нет! — вскричала жена.
— А что ты предлагаешь?
— Не знаю, — проговорила миссис Дии, едва не рыдая. — Но Борбас... После встречи с ним дети сами на себя не похожи.
Мистер Дии был тверд как кремень.
— И все же, ничего не поделаешь.
— Он еще такой маленький! — взмолилась супруга. — Это... это травма для ребенка!
— Ну что ж, используем для лечения все средства современной медицины, — успокаивающе произнес мистер Дии. — Найдем лучшего психоаналитика, денег не пожалеем... Мальчик должен быть чародеем.
— Тогда начинай, — не стесняясь своих слез, выдавила миссис Дии. — Но на мою помощь не рассчитывай.
Все женщины одинаковые, подумал мистер Дии, когда надо проявить твердость, разнюниваются... Скрепя сердце он приготовился вызывать Борбаса, Демона Детей.
Сперва понадобилось тщательно вычертить пентаграмму вокруг двенадцатиконечной звезды, в которую была вписана бесконечная спираль.
Затем настала очередь трав и экстрактов — дорогих, но совершенно необходимых. Оставалось лишь начертать Защитное Заклинание, чтобы Борбас не мог вырваться и уничтожить всех, и тремя каплями крови гиппогрифа...
— Где у меня кровь гиппогрифа?! — раздраженно спросил мистер Дии, роясь в серванте.
— На кухне, в бутылочке из под аспирина, — ответила миссис Дии, вытирая слезы.
Наконец все было готово. Мистер Дии зажег черные свечи и произнес слова Снятия Оков.
В комнате заметно потеплело; дело было только за Прочтением Имени.
— Мортон, — позвал отец. — Подойди сюда.
Мальчик вышел из комнаты и остановился на пороге, крепко сжимая одну из своих бухгалтерских книг. Он выглядел совсем юным и беззащитным.
— Мортон, сейчас я призову Демона Детей. Не толкай меня на этот шаг, Мортон.
Мальчик побледнел и прижался к двери, но упрямо замотал головой.
— Что ж, хорошо, — проговорил мистер Дии. — БОРБАС!
Раздался грохот, полыхнуло жаром, и появился Борбас, головой подпирая потолок. Он зловеще ухмылялся.
— А! — вскричал демон громовым голосом. — Маленький мальчик!
Челюсть Мортона отвисла, глаза выкатились на лоб.
— Непослушный маленький мальчик, — просюсюкал Борбас и, рассмеявшись, двинулся вперед; от каждого шага сотрясался весь дом.
— Прогони его! — воскликнула миссис Дии.
— Не могу, — срывающимся голосом произнес ее муж. — Пока он не сделает свое дело, это невозможно.
Огромные лапы демона потянулись к Мортону; но мальчик быстро открыл книгу.
— Спаси меня! — закричал он.
В то же мгновение в комнате возник высокий, ужасно худой старик, с головы до пят покрытый кляксами и бухгалтерскими ведомостями. Его глаза зияли двумя пустыми нулями.
— Зико пико рил! — взвыл демон, повернувшись к незнакомцу. Однако худой старик засмеялся и сказал:
— Контракт, заключенный с Высшими Силами, может быть не только оспорен, но и аннулирован как недействительный.
Демона швырнуло назад; падая, он сломал стул. Борбас вскарабкался на ноги (от ярости кожа его раскалилась докрасна) и прочитал Главное Демоническое Заклинание:
— ВРАТ ХЭТ ХО!
Но худой старик заслонил собой мальчика и выкрикнул слова Изживания:
— Отмена, Истечение, Запрет, Немощность, Отчаяние и Смерь!
Борбас жалобно взвизгнул, попятился, нашаривая в воздухе лаз; сиганул туда и был таков.
Худой старик повернулся к мистеру и миссис Дии, забившимся в угол гостиной, и сказал:
— Знайте, что я — Бухгалтер. Знайте также, что это Дитя подписало со мной Договор, став Подмастерьем и Слугой моим. В свою очередь я, БУХГАЛТЕР, обязуюсь обучить его Проклятию Душ путем заманивания в коварную сеть Цифр, Форм, Исков и Репрессалий. Вот мое Клеймо!
Бухгалтер поднял правую руку Мортона и продемонстрировал чернильное пятно на среднем пальце. Потом он повернулся к мальчику и мягким голосом добавил:
— Завтра, малыш, мы займемся темой «Уклонение от Налогов как Путь к Проклятью».
— Да, сэр, — восторженно просиял Мортон.
Напоследок строго взглянув на чету Дии, Бухгалтер исчез.
Наступила долгая тишина. Затем мистер Дии обернулся к жене.
— Что ж, — сказал он. — Если парень так хочет быть бухгалтером, то лично я ему мешать не стану.

Демоны

Проходя по Второй авеню, Артур Гаммет решил, что денек выдался пригожий, по настоящему весенний — не слишком холодный, но свежий и бодрящий. Идеальный день для заключения страховых договоров, сказал он себе. На углу Девятой стрит он сошел с тротуара.
И исчез.
— Видали? — спросил мясника подручный. Оба стояли в дверях мясной лавки, праздно глазея на прохожих.
— Что «видали»? — отозвался тучный краснолиций мясник.
— Вон того малого в пальто. Он исчез.
— Просто свернул на Девятую, — буркнул мясник, — ну и что с того?
Подручный мясника не заметил, чтобы Артур сворачивал на Девятую или пересекал Вторую. Он видел, как тот мгновенно пропал. Но какой смысл упорствовать? Скажешь хозяину: «Вы ошибаетесь», а дальше что? Может статься, парень в пальто и вправду свернул на Девятую. Куда еще он мог деться? Однако Артура Гаммета уже не было в Нью Йорке. Он пропал без следа.
Совсем в другом месте, может быть даже не на Земле, существо, именующее себя Нельзевулом, уставилось на пятиугольник. Внутри пятиугольника возникло нечто отнюдь не входящее в его расчеты. Гневным взглядом сверлил Нельзевул это «нечто», да и было отчего выйти из себя. Долгие годы он выискивал магические формулы, экспериментировал с травами и эликсирами, штудировал лучшие книги по магии и ведовству. Все, что усвоил, он вложил в одно титаническое усилие, и что же получилось? Явился не тот демон.
Разумеется, здесь возможны всяческие неполадки. Взять хотя бы руку, отрубленную у мертвеца: вовсе не исключено, что труп принадлежал самоубийце, — разве можно верить даже лучшим из торговцев? А может быть, одна из линий, образующих стороны пятиугольника, проведена чуть чуть криво — это ведь очень важно. Или слова заклинания произнесены не в должном порядке. Одна фальшивая нота — и все погибло!
Так или иначе сделанного не вернешь. Вельзевул прислонился к исполинской бутыли плечом, покрытым красной чешуей, и почесал другое плечо кинжалообразным ногтем. Как всегда в минуты замешательства, усеянный колючками хвост нерешительно постукивал по полу.
Но какого то демона он все же изловил.
Правда, создание, заключенное внутри пятиугольника, ничуть не походило ни на одного из известных демонов. Взять хотя бы эти болтающиеся складки серой плоти... Впрочем, все исторические сведения славятся своей неточностью. Как бы там ни выглядело сверхъестественное существо, придется ему раскошелиться. В чем, в чем, а в этом он уверен. Нельзевул поудобнее скрестил копыта и стал ждать, когда чудное существо заговорит.
Артур Гаммет был слишком ошеломлен, чтобы разговаривать. Только что он шел в страховую контору, никого не трогал, наслаждался чудесным воздухом раннего весеннего утра. Он ступил на мостовую на перекрестке Второй и Девятой — и... внезапно очутился здесь. Непонятно, где именно.
Чуть покачиваясь, он стал вглядываться в густой туман, застилающий комнату, и различил огромное чудище в красной чешуе; чудище сидело на корточках. Рядом с ним возвышалось что то вроде бутыли — прозрачное сооружение высотой добрых три метра. У чудища был усыпанный шипами хвост — им оно теперь почесывало голову — и поросячьи глазки, которые уставились на Артура. Тот пытался поспешно отступить назад, но ему удалось сделать лишь один шаг. Он заметил, что стоит внутри очерченной мелом фигуры и по неведомой причине не может перешагнуть через белые линии.
— Ну, вот, — заметило красное страшилище, нарушив наконец молчание, — теперь то ты попался.
Оно проговорило совсем другие слова, звуки которых были совершенно незнакомы Артуру. Однако каким то образом он понял смысл сказанного. То была не телепатия: словно Артур автоматически, без напряжения переводил с чужого языка.
— По правде говоря, я немножко разочарован, — продолжал Нельзевул, не дождавшись ответа от демона, плененного в пятиугольнике. — Во всех легендах говорится, что демоны — это устрашающие создания пяти метров росту, крылатые, с крохотными головами, и будто в груди у них дыра, из которой извергаются струи холодной воды.
Артур Гаммет стянул с себя пальто: оно бесформенным промокшим комом упало ему под ноги. В голове мелькнула смутная мысль, что идея извержения холодных струй не так уж плоха. Комната напоминала раскаленную печь. Его серый костюм из твида успел уже превратиться в сырую измятую мешанину из материи и пота.
Вместе с этой мыслью пришла примиренность с красным чудищем, с проведенными мелом линиями, которых не переступишь, с жаркой комнатой — словом, решительно со всем.
Раньше он замечал, что в книгах, журналах и кинофильмах герой, попавший в необычное положение, всегда произносит:
«Ущипните меня, наяву такого не бывает!» или: «Боже, мне снится сон, либо я напился, либо сошел с ума». Артур вовсе не собирался изрекать столь явную бессмыслицу. Во первых, он был убежден, что огромное красное чудище этого не оценит, во вторых, знал, что не спит, не пьян и не сошел с ума. В лексиконе Артура Гаммета отсутствовали нужные слова, но он понимал: сон — это одно, а то, что он сейчас видит, — совершенно другое.
— Что то я не слыхал, чтобы в легендах упоминалось об умении сдирать с себя кожу, — задумчиво пробормотал Нельзевул, глядя на пальто, валяющееся у ног Артура. — Занятно.
— Это ошибка, — твердо ответил Артур. Опыт работы страховым агентом сослужил ему сейчас хорошую службу. Артуру приходилось сталкиваться со всякими людьми и разбираться во всевозможных запутанных ситуациях. Очевидно, чудище пыталось вызвать демона. Не по своей вине оно наткнулось на Артура Гаммета и находится под впечатлением, будто Артур и есть демон. Ошибку следует исправить как можно скорее.
— Я страховой агент, — заявил он. Чудище покачало огромной рогатой головой. Оно хлестало себя по бокам, с неприятным свистом рассекая воздух.
— Твоя потусторонняя деятельность нисколько меня не интересует, — зарычал Нельзевул. — В сущности, мне даже безразлично, к какой породе демонов ты относишься.
— Но я же объясняю вам, что я не...
— Ничего не выйдет! — прорычал Нельзевул, подойдя к самому краю пятиугольника и свирепо сверкая глазами. — Я знаю, что ты демон. И мне нужен крутяк.
— Крутяк? Что то я не...
— Я все ваши демонские увертки насквозь вижу, — заявил Нельзевул, успокаиваясь с видимым усилием. — Я знаю, так же как и ты, что демон, вызванный заклинанием, должен исполнить одно желание заклинателя. Я тебя вызвал, и мне нужен крутяк. Десять тысяч фунтов крутяка.
— Крутяк... — растерянно начал Артур, стараясь держаться в самом дальнем углу пятиугольника, подальше от чудища, которое ожесточенно размахивало хвостом.
— Крутяк, или шамар, или волхолово, или фон дерпшик. Это все одно и то же.
«Да ведь оно говорит о деньгах», — вдруг дошло до Артура. Жаргонные словечки были незнакомы, но интонацию, с какой они выговаривались, ни с чем не спутаешь. Крутяком, несомненно, называется то, что служит местной валютой.
— Десять тысяч фунтов не так уж много, — продолжал Нельзевул с хитрой ухмылочкой. — Во всяком случае, для тебя. Ты должен радоваться, что я не из тех кретинов, кто клянчит бессмертия.
Артур обрадовался.
— А если я не соглашусь? — спросил он.
— В таком случае, — ответил Нельзевул, и ухмылка его сменилась хмурой гримасой, — мне придется заколдовать тебя. Заключить в эту бутыль.
Артур покосился на прозрачную зеленую махину, возвышающуюся над головой Нельзевула. Широкая у основания бутыль постепенно сужалась кверху. Если только чудище способно затолкать Артура внутрь, он никогда в жизни не протиснется обратно через узкое горлышко. А что чудище способно, в этом Артур не сомневался.
— Ну же, — сказал Нельзевул, снова расплываясь в ухмылке, еще более хитрой, чем раньше, — нет никакого смысла становиться в позу героя. Что для тебя десять тысяч фунтов старого, доброго фон дер пшика? Меня они осчастливят, а ты это сделаешь одним мановением руки.
Он умолк, и его улыбка стала заискивающей.
— Знаешь, — продолжал он тихо, — ведь я потратил на это уйму времени. Прочитал массу книг, извел кучу шамара. — Внезапно хвост его хлестнул по полу, словно пуля, рикошетом отскочившая от гранита. — Не пытайся обвести меня вокруг пальца! — взревел он.
Артур обнаружил, что магическая сила меловых линий распространяется, по меньшей мере, на высоту его роста. Он осторожно прислонился к невидимой стене, и, установив, что она выдерживает тяжесть, комфортабельно оперся на нее.
Десять тысяч фунтов крутяка, размышлял он. Очевидно, это чудище — волшебник из бог весть какой страны. Быть может с другой планеты. Своими заклинаниями оно пыталось вызвать демона, исполняющего любые желания, а вызвало его, Артура Гаммета. Теперь оно чего то хочет от него и в случае неповиновения угрожает бутылкой. Все это страшно нелогично, но Артур Гаммет заподозрил, что колдуны по большей части народ алогичный.
— Я постараюсь достать тебе крутяк, — промямлил Артур, почувствовав, что надо сказать хоть слово. — Но мне надо вернуться за ним в... э э... преисподнюю. Весь этот вздор с мановением руки вышел из моды.
— Ладно, — согласилось чудище, стоя на краю пятиугольника и плотоядно поглядывая на Артура. — Я тебе доверяю. Но помни, я могу тебя вызвать в любое время. Ты никуда не денешься, сам понимаешь, так что лучше и не пытайся. Между прочим, меня зовут Нельзевул.
— А Вельзевул вам случайно не родственник?
— Это мой прадед, — ответил Нельзевул, подозрительно косясь на Артура. — Он был военным. К сожалению, он... — Нельзевул оборвал себя на полуслове и метнул на Артура злобный взгляд. — Впрочем, вам, демонам, все это известно! Сгинь! И принеси крутяк.
Артур Гаммет исчез.
Он материализовался на углу Второй авеню и Девятой стрит — там же, где исчез. Пальто валялось у его ног, одежда была пропитана потом. Он пошатнулся — ведь в тот миг, когда Нельзевул его отпустил, он опирался на магическую силовую стену, — но удержал равновесие, поднял с земли пальто и поспешил домой. К счастью, народу вокруг было не много.
Две женщины с хозяйственными сумками, ахнув, быстро зашагали прочь. Какой то щеголевато одетый господин моргнул раз пять шесть, сделал шаг в его сторону, словно намереваясь что то спросить, передумал и торопливо пошел к Восьмой стрит. Остальные то ли не заметили Артура, то ли им было наплевать.
Придя в свою двухкомнатную квартиру, Артур сделал слабую попытку забыть все происшедшее, как забывают дурной сон. Это не удалось, и он стал перебирать в уме свои возможности.
Он мог бы достать крутяк. То есть не исключено, что мог бы, если бы выяснил, что это такое. Вещество, которое Нельзевул считает ценным, может оказаться чем угодно. Свинцом, например, или железом. Но даже в этом случае Артур, живущий на скромный доход, совершенно вылетит в трубу.
Он мог бы заявить в полицию. И попасть в сумасшедший дом. Не годится.
Наконец, можно не доставать крутяк — и провести остаток дней в бутылке. Тоже не годится.
Остается одно — ждать, пока Нельзевул не вызовет его снова, и тогда уж выяснить, что такое крутяк. А вдруг окажется, что это обыкновенный навоз? Артур может взять его на дядюшкиной ферме в Нью Джерси, но пусть уж Нельзевул сам позаботится о доставке.
Артур Гаммет позвонил в контору и сообщил, что болен и проболеет еще несколько дней. После этого он приготовил на кухоньке обильный завтрак, в глубине души гордясь своим аппетитом. Не каждый способен умять такую порцию, если ему лезть в бутылку. Он привел все в порядок и переоделся в плавки. Часы показывали половину пятого пополудни. Артур растянулся на кровати и стал ждать. Около половины десятого он исчез.
— Опять переменил кожу, — заметил Нельзевул. — Где же крутяк? — нетерпеливо подергивая хвостом, он забегал вокруг пятиугольника.
— У меня за спиной его нет, — ответил Артур, поворачиваясь так, чтобы снова стать лицом к Нельзевулу. — Мне нужна дополнительная информация. — Он принял непринужденную позу, опершись о невидимую стену, излучаемую меловыми линиями.
— И ваше обещание, что, как только я отдам крутяк, вы оставите меня в покое.
— Конечно, — с радостью согласился Нельзевул. — Так или иначе я имею право выразить только одно желание. Вот что, давай ка я поклянусь великой клятвой Сатаны. Она, знаешь ли, абсолютно нерушима.
— Сатаны?
— Это один из первых наших президентов, — пояснил Нельзевул с благоговейным видом. — У него служил мой прадед Вельзевул. К несчастью... Впрочем, ты все и так знаешь.
Нельзевул. произнес великую клятву Сатаны, и она оказалась необычайно внушительной. Когда он умолк, голубые клубы тумана в комнате окаймились красными полосами, а контуры гигантской бутыли зловеще заколыхались в тусклом освещении. Даже в своей более чем легкой одежде Артур обливался потом. Он пожалел, что не родился холодильным демоном.
— Вот так, — заключил Нельзевул, распрямляясь во весь рост посреди комнаты и обвивая хвостом запястье. Глаза его мерцали странным огнем — отблеском воспоминаний о былой славе.
— Так какая тебе нужна информация? — осведомился Нельзевул, вышагивая взад и вперед около пятиугольника и волоча за собой хвост.
— Опиши мне этот крутяк.
— Ну, он такой тяжелый, не очень твердый...
— Быть может, свинец?
— ...и желтый.
Золото...
— Гм, — пробормотал Артур, внимательно разглядывая бутыль. — А он никогда не бывает серым, а? Или темно коричневым?
— Нет. Он всегда желтый. Иногда с красноватым отливом. Все таки золото. Артур стал задумчиво созерцать чешуйчатое чудище, которое с плохо скрытым нетерпением расхаживало по комнате. Десять тысяч фунтов золота. Это обойдется в... Нет, лучше над этим не задумываться. Немыслимо.
— Мне понадобится некоторое время, — сказал Артур. — Лет шестьдесят семьдесят. Давайте вот как условимся: я сообщу вам сразу же, когда...
Нельзевул прервал его раскатом гомерического хохота. Очевидно, Артур пощекотал его остаточное чувство юмора, ибо Нельзевул, обхватив колени передними лапами, повизгивал от веселья.
— Лет шестьдесят семьдесят! — проревел, захлебываясь, Нельзевул, и задрожала бутыль, и даже стороны пятиугольника как будто заколебались. — Я дам тебе минут шестьдесят семьдесят! Иначе — крышка!
— Минуточку, — проговорил Артур из дальнего угла пятиугольника. — Мне понадобится чуть чуть... Погодите! — У него только что мелькнула спасительная мысль. То была, несомненно, лучшая мысль в его жизни. Больше того, это была его собственная мысль.
— Мне нужна точная формула заклинания, при помощи которого вы меня вызываете, — заявил Артур. — Я должен удостовериться в центральной конторе, что все в порядке.
Чудище пришло в неистовство и принялось сыпать проклятиями. Воздух почернел, и в нем появились красные разводы; в тон голосу Нельзевула сочувственно зазвенела бутыль, а сама комната, казалось, пошла кругом. Однако Артур Гаммет твердо стоял на своем. Он терпеливо, раз семь или восемь, объяснял, что заточать его в бутыль бесполезно — тогда уж Нельзевул наверняка не получит золота. Все, что от того требуется, — это формула, и она, безусловно, не...
Наконец Артур добился формулы.
— И чтобы у меня без штучек! — прогремел на прощание Нельзевул, обеими руками и хвостом указывая на бутылку. Артур слабо кивнул и вновь очутился в своей комнате.
Следующие несколько дней прошли в бешеных поисках по всему Нью Йорку. Некоторые из ингредиентов магической формулы было легко отыскать, например веточку омелы в цветочном магазине, а также серу. Хуже обстояло с могильной землей и с левым крылом летучей мыши. По настоящему в тупик Артура поставила рука, отрубленная у убитого. В конце концов бедняге удалось добыть и ее в специализированном магазине, обслуживающем студентов медиков. Продавец уверял, будто покойник, которому принадлежала рука, погиб насильственной смертью. Артур подозревал, что продавец безответственно поддакивает ему, считая требование покупателя просто напросто блажью, но тут уж ничего нельзя было поделать.
В числе прочих ингредиентов он приобрел большую стеклянную бутыль, и поразительно дешево. Все же у жителей Нью Йорка есть кое какие преимущества, заключил Артур. Не существует ничего — буквально ничего, — что не продавалось бы за деньги.
Через три дня все необходимые материалы были закуплены, и в полночь на третьи сутки он разложил их на полу в своей квартире. В окно светила луна во второй фазе; насчет лунной фазы магическая формула не давала ясных инструкций. Казалось, все на мази. Артур очертил пятиугольник, зажег свечи, воскурил благовония и затянул слова заклинания. Он надеялся, что, пунктуально следуя полученным указаниям, ухитрится заколдовать Нельзевула. Его единственным желанием будет, чтобы Нельзевул оставил его в покое отныне и навсегда. План казался безупречным.
Он приступил к заклинаниям; по комнате голубой дымкой расползся туман, и вскоре Артур увидел нечто, вырастающее в центре пятиугольника.
— Нельзевул! — воскликнул он. Однако то был не Нельзевул. Когда Артур кончил читать заклинание, существо внутри пятиугольника достигло без малого пяти метров в высоту. Ему пришлось склониться почти до полу, чтобы уместиться под потолком комнаты Артура. То было создание ужасающего вида, крылатое, с крохотной головой и с дырой в груди. Артур Гаммет вызвал не того демона.
— Что все это значит? — удивился демон и выбросил из груди струю холодной воды. Вода плеснула о невидимые стены пятиугольника и скатилась на пол. Должно быть, у демона сработал обычный рефлекс: в комнате Артура и так царила приятная прохлада.
— Я хочу, чтобы ты исполнил мое единственное желание, — отчеканил Артур. Демон был голубого цвета и невероятно худой: вместо крыльев торчали рудиментарные отростки. Прежде чем ответить, он два раза похлопал ими себя по костлявой груди.
— Я не знаю, кто ты такой и как тебе удалось поймать меня, — сказал демон, — но это хитроумно. Это, бесспорно, хитроумно.
— Не будем болтать попусту, — нервно ответил Артур, про себя соображая, когда именно вздумается Нельзевулу вызвать его снова. — Мне нужно десять тысяч фунтов золота. Известного также под названиями крутяк, волхолово и фон дер пшик. — С минуты на минуту, подумал он, могу оказаться в бутылке.
— Ну, — пробормотал холодильный демон, — ты, кажется, исходишь из ложной предпосылки, будто я...
— Даю тебе двадцать четыре часа...
— Я не богат, — сообщил холодильный демон. — Я всего лишь мелкий делец. Но, может быть, если ты дашь мне срок...
— Иначе — крышка, — докончил Артур. Он указал на большую бутыль, стоящую в углу, и тут же понял, что в ней никак не поместится пятиметровый холодильный демон.
— Когда я вызову тебя в следующий раз, бутыль будет достаточно велика, — прибавил Артур. — Я не думал, что ты окажешься таким рослым.
— У нас есть легенды о таинственных исчезновениях, — раздумывал демон вслух. Так вот что тогда случается! Преисподняя... Впрочем, вряд ли мне кто нибудь поверит.
— Принеси крутяк, — распорядился Артур. — Сгинь!
И холодильного демона не стало.
Артур Гаммет знал, что медлить больше суток нельзя. Возможно, и это слишком много, ибо никому неведомо, когда же Нельзевул решит, что время истекло. И уж вовсе не известно, что предпримет багрово чешуйчатая тварь, если будет разочарована в третий раз. К концу дня Артур заметил, что судорожно сжимает трубу парового отопления. Много ли она поможет против заклинаний?! Просто приятно ухватиться за что нибудь основательное.
Артур подумал, что стыдно приставать к холодильному демону и злоупотреблять его возможностями. Совершенно ясно, что это не настоящий демон — не более настоящий, чем сам Артур. Что ж, он никогда не засадит голубого демона в бутылку. Все равно это не поможет, если желание Нельзевула не осуществится.
Наконец Артур снова пробормотал слова заклинания.
— Ты бы сделал пятиугольник пошире, — попросил холодильный демон, съеживаясь в неудобной позе внутри магической зоны. — Мне не хватает места для...
— Сгинь, — воскликнул Артур и лихорадочно стер пятиугольник. Он очертил его заново, использовав на этот раз площадь всей комнаты. Он оттащил на кухню бутыль (все ту же, поскольку пятиметровой не нашлось), забрался в стенной шкаф и повторил формулу с самого начала. Снова навис густой, колыхающийся синий туман.
— Ты только не горячись, — заговорил в пятиугольнике холодильный демон. — Фон дер пшика еще нет. Заминка вышла. Сейчас я тебе все объясню. — Он похлопал крыльями, чтобы развеять туман. Рядом с ним стояла бутыль высотой в три метра. Внутри, позеленевший от ярости, сидел Нельзевул. Он что то кричал, но крышка была плотно завинчена и ни один звук не проникал наружу.
— Выписал формулу в библиотеке, — пояснил демон. — Чуть не ошалел, когда она подействовала. Всегда, знаешь ли, был трезвым дельцом. Не признаю всей этой сверхъестественной мути. Однако надо смотреть фактам в лицо. Как бы там ни было, я заколдовал вон того демона. — Он ткнул костлявой рукой в сторону бутыли. — Но он ни за что не хочет раскошеливаться. Вот я и заключил его в бутылку.
Холодильный демон испустил глубокий вздох облегчения, заметив улыбку Артура. Она была равносильна отсрочке смертного приговора.
— Мне в общем то бутылка ни к чему, — продолжал холодильный демон, — у меня жена и трое детишек. Ты ведь знаешь, как это бывает. У нас сейчас кризис в страховом деле и все такое; я не наберу десять тысяч фунтов крутяка, даже если мне дадут в подмогу целую армию. Но как только я уговорю вон того демона...
— О крутяке не беспокойся, — прервал его Артур. — Возьми только этого демона себе. Храни его хорошенько. Разумеется, в упаковке.
— Я это сделаю, — заверил синекрылый страховой агент. — Что же касается крутяка...
— Да бог с ним, — сердечно отозвался Артур. В конце концов, страховые агенты должны стоять друг за друга. — А ты тоже занимаешься пожарами и кражами?
— Я больше по несчастным случаям, — ответил страховой агент. — Но знаешь, я вот все думаю...
Внутри бутылки ярился, бушевал и сыпал ужасными проклятиями Нельзевул, а два страховых агента безмятежно обсуждали тонкости своей профессии.

Заказ

Если бы дела не шли так вяло, Слобольд, может, и не взялся бы за эту работу. Но дела шли еле еле, и, казалось, никто больше не нуждается в услугах дамского портного. В прошлом месяце ему пришлось уволить помощника, а в следующем, видимо, придется увольнять себя самого.
Слобольд предавался этим невеселым думам в окружении рулонов хлопчатобумажной ткани, шерсти, габардина, покрытых пылью журналов мод и разодетых манекенов.
Но тут его размышления прервал вошедший в ателье мужчина.
— Вы — Слобольд? — поинтересовался он.
— Совершенно верно, сэр, — подтвердил Слобольд, вскакивая с места и заправляя рубашку.
— Меня зовут Беллис. Полагаю, Клиш уже связывался с вами? Насчет пошива платьев?
Разглядывая лысого расфуфыренного коротышку, Слобольд лихорадочно соображал. Он не знал никакого Клиша, и, по видимому, мистер Беллис ошибся. Он уже было открыл рот, чтобы сообщить об этом незнакомцу, но вовремя одумался — ведь дела шли так вяло.
— Клиш, — задумчиво пробормотал он. — Да да, как же, помню помню.
— Могу вас заверить, что за платья мы платим очень хорошо, — строго проговорил мистер Беллис. — Однако мы требовательны. Чрезвычайно требовательны.
— Естественно, мистер Беллис, — испытывая легкий укол совести, но стараясь не обращать на это внимания, произнес Слобольд.
Он и так делает мистеру Беллису одолжение, решил он, поскольку из всех живущих в городе Слобольдов портных он, несомненно, самый лучший. А уж если потом выяснится, что он не тот Слобольд, то он просто сошлется на знакомство с неким другим Клишем, отчего, видимо, и произошла ошибка.
— Отлично, — стягивая замшевые перчатки, заявил мистер Беллис. — Клиш, конечно, объяснил вам подробности?
Слобольд не ответил, но всем своим видом показал, что да, конечно, объяснил, и что он, Слобольд, был весьма удивлен услышанным.
— Смею вас заверить, — продолжал мистер Беллис, — что для меня это было настоящим откровением.
Слобольд пожал плечами.
— А вы такой невозмутимый человек, — восхищенно проговорил мистер Беллис. — Видимо, поэтому Клиш и выбрал именно вас.
Слобольд принялся раскуривать сигару, поскольку не имел ни малейшего понятия, какое следует принять выражение лица.
— Теперь о заказе, — весело произнес мистер Беллис и запустил руку в нагрудный карман серого габардинового пиджака. — Вот полный список размеров для первого платья. Но, как понимаете, никаких примерок, естественно.
— Естественно, — согласился Слобольд.
— Заказ надлежит выполнить через три дня. Эгриш не может ждать дольше.
— Понятное дело, — снова согласился Слобольд.
Мистер Беллис вручил ему сложенный листок бумаги.
— Клиш, вероятно, уже предупредил вас, что дело требует строжайшей тайны, но позвольте мне еще раз напомнить об этом. Никому ни слова, пока семейство как следует не акклиматизируется. А вот ваш задаток.
Слобольд так хорошо держал себя в руках, что даже не вздрогнул при виде пяти стодолларовых банкнотов.
— Значит, через три дня, — сказал он, пряча в карман деньги.
Мистер Беллис, размышляя о чем то, постоял еще немного, потом пожал плечами и вышел.


***

Едва он скрылся за дверью, Слобольд развернул листок. И поскольку теперь за ним никто не наблюдал, изумленно разинул рот.
Ничего подобного он прежде не видел. Платье нужно было сшить на особу восьми футов ростом, да еще учесть при этом определенные модификации фигуры. Но какие модификации!
Пробежав взглядом по списку, содержавшему свыше пятидесяти размеров и указаний, Слобольд понял, что у дамы, которой предназначалось платье, на животе три груди, причем каждая своей величины и формы. Помимо того, на спине у нее несколько больших горбов. На талию отводилось всего восемь дюймов, зато четыре руки, судя по проймам рукавов, по толщине не уступят стволу молодого дуба. О ягодицах не упоминалось вообще, однако величина клеша подразумевала чудовищные вещи.
Материал платья — кашемир; цвет — блестяще черный.
Слобольд понял, почему не должно быть примерок. Глядя на записи, он нервно теребил нижнюю губу.
— Вот так платьице! — вслух произнес он и покачал головой. Свыше пятидесяти мерок — это уж чересчур, да и кашемир никогда не считался подходящим материалом для платья. Нахмурившись, он еще раз перечитал бумагу. Что же это такое? Дорогостоящая игрушка? Сомнительно. Мистер Беллис отнюдь не выглядел шутником. Портновский инстинкт подсказывал Слобольду, что платье наверняка предназначено для персоны, имеющей именно такую деформированную фигуру.
Его бросило в дрожь, хотя и стоял великолепный солнечный день, Слобольд включил свет.
По видимому, решил Слобольд, платье предназначено для очень богатой, но обладающей чрезвычайно уродливой фигурой женщины. А еще он подумал, что со дня сотворения мира вряд ли встречались подобные уродства.
Однако дела шли еле еле, а цена была подходящей, он готов шить и юбочки для слоних и переднички для гиппопотамш.
Слобольд отправился в мастерскую. Включив весь свет, он принялся чертить выкройки.


***

Мистер Беллис появился ровно через три дня.
— Великолепно, — разглядывая платье, восхитился он. Вытащив из кармана мерку, он принялся прове


--------------------
I don't ask much...
I just want you
  PM e-mail ICQ MSN  
Top  
Маленький Будда   (i)
Дата 8.09.2006 - 15:05
Штатный Бездельник
******
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Повелитель
Репутация: 136 голосов

Пригласил(а): 3
Kполезности = 3.61
Флудометр: 0.43% флуда Должность: член новостной комиссии форума
(не к данному рассказу) Шекли я читала... тока не помню название... и дочитала ли я до конца...


--------------------
эту песню я написала будучи обкуренной под гашишом...
  PM e-mail  
Top  
Goblin   (i)
Дата 8.09.2006 - 15:31
******
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Владыка Гоблинов
Раса: Гоблины
Репутация: 62 голосов

(Знак Зодиака: Aquarius)
Пригласил(а): 2
Приглашен(а): Mitos
Kполезности = 2.55
Флудометр: 1.47% флуда Должность: ИконкоТворец
Это зря. Классика. Must read.


--------------------
11111111111111111111111
11111111118111111111111
11111111188811111111111
11111111888881111111111
11111118888888111111111
11111188888888811111111
11111111111111111111111
  PM WWW ICQ  
Top  
Маленький Будда   (i)
Дата 8.09.2006 - 15:33
Штатный Бездельник
******
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Повелитель
Репутация: 136 голосов

Пригласил(а): 3
Kполезности = 3.61
Флудометр: 0.43% флуда Должность: член новостной комиссии форума
Нууу... мож просто не время было или не понравилось. Классика не обязательно должна впечатлять


--------------------
эту песню я написала будучи обкуренной под гашишом...
  PM e-mail  
Top  
Goblin   (i)
Дата 8.09.2006 - 18:10
******
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Владыка Гоблинов
Раса: Гоблины
Репутация: 62 голосов

(Знак Зодиака: Aquarius)
Пригласил(а): 2
Приглашен(а): Mitos
Kполезности = 2.55
Флудометр: 1.47% флуда Должность: ИконкоТворец
О, он впечатляет


--------------------
11111111111111111111111
11111111118111111111111
11111111188811111111111
11111111888881111111111
11111118888888111111111
11111188888888811111111
11111111111111111111111
  PM WWW ICQ  
Top  
Zod   (i)
Дата 8.09.2006 - 18:43
Indestructible
******
Пользователя сейчас нет на форуме Детально о участнике
Наместник
Раса: Люди. Роханцы
Репутация: 50 голосов

(Знак Зодиака: Gemini)
Пригласил(а): 1
Приглашен(а): Маленький Будда
Kполезности = 0.64
Флудометр: 3.64% флуда
Цитата
Ферры — это демоны Атлантиды.

Рэспэкт


--------------------
Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.
Любовь никогда не перестает... (НЗ, 1е Кор.,гл.13)
  PM e-mail WWW ICQ  
Top  

Похожие темы // Искать еще похожие темы
Асприн Роберт - Шутт
Асприн Роберт - Шуттовской рай
Роберт Блох - Кошмар #4
Микрорассказы
- Модуль "Похожие темы" работает в тестовом режиме. Коментарии относительно его работы принимаются в этой теме


Опции темы Ответить Новая тема Создать опрос